Вчера – американская свобода, сегодня – вбросы бюллетеней. Пост дня боли беларуса

Места • Константин Каверин

«Мне кажется, у меня бы поехала крыша от американской свободы. Вчера я захлебывался этим интервью Батыгина, а сегодня открываю TUT.by и первым делом читаю о каких-то вбросах каких-то бюллетеней». Константин Каверин написал пост о том, где проходят границы пропасти между нами и реально свободными людьми.

Вчера посмотрел интервью молодого учёного, астрофизика, доктора философии Константина Батыгина Дудю. Калифорния, наука, свобода... Говорят: несвободный человек наукой заниматься не может. Если там, в Калифорнии, он предполагает, что существует девятая планета, ему скажут: «А, ок, без проблем. Только докажи». Но никто никогда не будет смеяться даже над самой, казалось бы, невероятной гипотезой.

Батыгин играет в рок-группе, занимается сёрфингом, катается на лонгборде... В общем, делает, что хочет. И ни на секунду не забывает о своём научном ремесле: «Когда я зависаю, – вы простите, иногда я отвлекаюсь, – это значит, я что-то считаю там, в уме. У меня там формулы 24 часа в сутки».

Дудь спрашивает, глядя на его растянутую майку, красные волосы, кеды: «Как люди относятся к тому, что профессор ходит с ирокезом, да ещё и крашеным?». В ответе Батыгина – вся разница между нами: «Ты знаешь, честно говоря, я ни разу не спрашивал у других, как они к этому относятся».

Дудь: Правильно ли я понимаю, здесь (в Калифорнии) вообще нет этой истории, что если ты профессор, ты должен соблюдать солидность, статус и всё остальное?

Батыгин (шутит): Подожди, подожди! Ты считаешь, что я не солидный? Смотри, какой я солидный (показывает на свои майку и кеды), какой у меня статус! (Смеется).

Писатель Виктор Ерофеев рассказывал, что некоторые советские граждане, попадая впервые в Париж, сходили с ума. И это не фигура речи. У них натурально ехала крыша от того, что, оказывается, так можно жить.

Мне кажется, у меня бы поехала крыша от американской свободы. Вчера я захлебывался этим интервью Батыгина, а сегодня открываю TUT.by и первым делом читаю о каких-то вбросах каких-то бюллетеней в какие-то урны на каких-то участках какими-то то ли учителями, то ли девочками. Какие-то выборы у нас тут, оказывается, какая-то деятельность... Какое-то копошение... И тут – Батыгин со своими ирокезом и девятой планетой. Пропасть.

Но бог с ними, с нашими учителями. А рядом, рядом с нами! Гасан Гусейнов, доктор филологических наук, профессор Высшей школы экономики, который поделился кое-какими соображениями насчет русского языка в своём фейсбуке. И что? Конечно, его тут же смешали с дерьмом. А каким был главный аргумент? Правильно. Имя и фамилия – Гасан Гусейнов. Как с такими можно рассуждать о русском языке?

Гасан Гусейнов

Это тошнотворный сюрреализм. Что-то потустороннее в человеческой природе. Такое впечатление, что планета вывернута наизнанку. Там, где Америка – лицевая сторона, где Россия и мы – такое, что наружу не носят. И бабка эта на коленях перед Медведевым... Хочется выть.

Да, я сошел бы с ума там. Я – плоть от плоти моя страна. Сегодня в Молодечно заехал чуть не туда, куда нужно было. Захожу в гараж, там ковыряется в машине мужик лет сорока.

– Извините, – говорю, – это СТО «Вираж»?

– Нет, – продолжает работу.

– А не скажете, где «Вираж»?

– Вон там, – ткнул воздух гаечным ключом.

– А как туда проехать?

– Ну, хочешь, через мясокомбинат.

И он посмотрел на меня взглядом победителя. Поймал очкарика (я за рулем всегда в очках). Но очкарик не растерялся. Потому что я почти тридцать пять лет живу с ним, с этим механиком, бок о бок. Я сказал ему:

– Слушай, чего ты мне голову е**шь? Тебе трудно показать по-человечески? Я не из Молодечно, знать не знаю ваших дворов, б***ь!

Фото: Стивен Лесли

Так и сказал. Мужик притих. Какой-то дед, ковырявшийся рядом, вдруг разогнул спину:

– Пойдем, я покажу, как выехать.

И я уехал.

То есть, никуда я, конечно, не уехал. Я здесь, с ними. А они – со мной. Продолжаем бессмысленные споры о вступлении в октябрята. А Батыгин – в Калифорнии.

Но ничего страшного. Мир – открыт. Самолёты летают. Придет время, и...

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Пост дня: Поплыли поедим. Что осталось от заказника Лебяжий, который урезают Лукашенко и «Тапас»

Места • Денис Блищ

Если вы не знаете, что происходит в заказнике «Лебяжий» – кратко поясняем: была охраняемая природная зона, потом ее начали резать и застраивать и постфактум «аккуратно» менять законы под эти обрезки и застройки. Ничего не напоминает? Теперь уже пошли слухи, что еще 25 гектар земли в том районе переведут в жилую застройку с аттракционами (подтверждений нет). Блогер Денис Блищ прошёлся вокруг стройки нового ресторана на территории заказника – и KYKY публикует его текст и фото.

Популярное