Билет домой-6. Пятерка отличных фильмов, которые не покажут в кинотеатрах

Культ • Макс Старцев
Здесь и история Лэнса Армстронга, за которым 13 лет наблюдал журналист, чтобы обвинить в употреблении допинга, и изучение Стэнли Милгрэмом человеческой потребности к подчинению, и лучшая трагикомедия со времен «Достучаться до небес». Макс Старцев сделал шестую по счету подборку домашнего кино – ну, вы знаете, чем занять себя остаток этой недели.

1. «Допинг» («The Program», 2015)


Лэнс Армстронг когда-то был самой настоящей иконой велоспорта. Семикратный победитель Tour de France, переживший рак при раскладе 80/20 не в свою пользу, был боготворим всем миром… Пока в 2013 году не признался Опре Уинфри в том, что все это время употреблял запрещенные вещества.

Велогонки – спорт невероятно требовательный к организму атлета. И когда никем поначалу не котируемый Армстронг вернулся после болезни совершенно другим гонщиком с неожиданными способностями на горных участках, некоторые, в особенности журналисты, стали задаваться вопросом: «Как так?». Одно дело взять и обвинить спортсмена в очевидном употреблении допинга, и совсем другое – доказать это. Журналист Sunday Times Дэвид Уолш в течение 13 (!) лет следил за каждым карьерным шагом американского чемпиона и в конце 2012 года выпустил книгу «Семь смертных грехов: Моя погоня за Лэнсом Армстронгом», по которой и был снят «Допинг».

К фильму с самого начала стоило отнестись серьезно, учитывая задействованные в проекте имена. Книгу в сценарий превратил Джон Ходж, известный по тесному сотрудничеству с Дэнни Бойлом («На игле», «Пляж», «Транс»), а в режиссерское кресло сел один из главных консерваторов Великобритании Стивен Фрирз («Королева», «Филомена»). Возможно, единственное, что помешало фильму по-настоящему выстрелить – утверждение на роль Армстронга относительно неизвестного Бена Фостера, который, к слову, очень и очень неплохой актер.

В наш странный век, когда даже Майкл Фассбендер в роли Стива Джобса не является гарантией финансового успеха, студиям приходится довольствоваться тем, что можно подогнать под бюджет.

Впечатление от «Допинга» зависит от ваших ожиданий. Это отнюдь не история захватывающего журналистского расследования с неожиданными разгадками и сюжетными поворотами. Оправдывая свое оригинальное название «The Program», фильм подробно и достаточно отстраненно фиксирует процессы обмана всей спортивной системы. Отстраненность ни в коем случае не означает занудство. Мастерство сценариста и постановщика помогает разглядеть во всем происходящем чуткую хронику взлета и падения человека, жаждущего быть первым везде и всюду.

2. «Внутренняя дорога»/«Тронутые» («The Road Within», 2014)

Американское фестивальное кино порой сводится к довольно предсказуемой и все чаще раздражающей схеме: а) выдумать группу персонажей со определенными странностями/болезнями/жизненной потерей, б) посадить их на любое средство передвижения для успешной концепции род-муви, в) расписать ситуации, при которых герои поймут, что жизнь – это самое надежное лекарство от всего плохого, и все будет хорошо. Казалось бы, «Внутренняя дорога» (старайтесь игнорировать официальный перевод «Тронутые», это позор какой-то) вообще ничем не отличается от этих шаблонных инди-киношек. Сюжет знакомит нас с Винсентом, Алексом и Мари, добровольными пациентами клиники для людей с определенными психическими отклонениями. Первый переживает потерю матери, при этом страдая от синдрома Туретта (расстройство нервной системы, сопровождаемое постоянными моторными тиками и выкриками нецензурных слов), второй – жертва ОКР (патологическая тяга к чистоте), третья анорексичка. Не понимая, в чем смысл их пребывания в этом учреждении, ребята угоняют машину своего лечащего врача и отправляются на океан, чтобы там развеять прах мамы Винсента. Несложно догадаться, что трем не вполне нормальным молодым людям обеспечен полный комплекс всевозможных приключений, в процессе которых они заново начнут понимать свои проблемы и отношение к миру вокруг.

Фильмы с такой заведомо понятной каждому фабулой может спасти две вещи – инновационный технический продакшн (операторская работа, монтаж, спецэффекты и прочее) или же актерские работы. В случае с «Внутренней дорогой» вас ждет второй вариант. Бесконечно и беспощадно дергающийся и матерящийся Винсент – это все так же беспощадно обаятельный Роберт Шиэн из «Misfits», искрометный параноик Алекс – Дев Патель, миллионер из трущоб собственной персоной, скептичная тростинка-Мари – вполне себе многообещающая Зои Кравиц, за последний год появившаяся в «Безумном Максе» и «Наркотике». На этих троих можно смотреть бесконечно, ибо актерская химия здесь проявляется во всей своей красе. Такие фильмы народ называет нынче «ненапряжными» и это совершенная правда. Но в отличие от остальных жизнеутверждающих историй «Внутренняя дорога» благодаря своему касту не позволит вам спокойно утюжить, учить уроки, или чем вы там занимаетесь, пока смотрите кино «для фона».

3. «Экспериментатор» («Experimenter», 2015)

Если Если вы человек по природе своей любознательный, то «Экспериментатор» придется вам по душе. Фильм ведет нас по мукам творчества Стэнли Милгрэма, выдающегося американского социального психолога, разработавшего уйму всеобразных поведенческих теорий. Главной из них был эксперимент по изучению человеческой потребности к подчинению, позднее названный именем автора.

После Второй мировой войны Милгрэма мучил вопрос: каким образом немецкие солдаты могли собственноручно участвовать в истреблении миллионов невинных людей в концентрационных лагерях? Эксперимент выглядел следующим образом: «учитель» (испытуемый) задает серию тестов на проверку памяти у сидящего за стеной «ученика» (подсадной актер), каждый неправильный ответ якобы сопровождается нарастающим разрядом тока от 15 В до 450 В. Где-то на половине мощности «учитель» слышал крики и просьбы «ученика» прекратить эксперимент. Испытуемый чувствовал дискомфорт, сомневался. Лаборант в халате (проекция «начальника») вежливо просил продолжать.

Результаты оказались прямо-таки шокирующими – 80% испытуемых доходили до 450 В, доказывая нашу глубинную необходимость повиновения авторитетам.

Не подумайте, что сейчас я испортил вам весь фильм, это только пролог. «Экспериментатор» рассказывает нам не только о последствиях этих аморальных (по мнению некоторых) опытов, но так же с упоением знакомит нас с любопытнейшим миром поведенческой психологии в целом. Например, знаменитая «Теория шести рукопожатий» (феномен «маленького мира»), по которой Саша Романова знакома с Джастином Бибером всего через несколько людей – также дело рук Милгрэма.

Сам фильм примечателен не только своим содержанием, но и необычными постановочными решениями. Натурные съемки сменяются нарочито «театральными» сценами на фоне проекции интерьера той или иной комнаты, что придает фильму приятный сюрреалистический привкус.

4. «Идеальный день» («A Perfect Day», 2015)


Это, пожалуй, самый неожиданный претендент в десятку лучших фильмов года. Работникам гуманитарных служб в нуждающихся странах явно не хватало такой вот дани уважения от лица мастодонтов актерского цеха Бенисио Дель Торо и Тима Роббинса. Сюжет сводится к одному дню из жизни представителей этой героической профессии, перемещая зрителя на Балканы 1995 года. Команда из шести человек (двое прожженных бывалых, местный переводчик, начинающий волонтер, представитель начальства и случайный местный пацан) проходит все круги ада в процессе решения, казалось бы, простейшей задачи: в один из трех местных колодцев кто-то швырнул труп неизвестного тучного мужчины. Людям неоткуда брать воду и проблема лишь одна – нужна веревка, которую на Балканах'95 найти не так-то просто.

Самое удивительное в этом фильме то, что он реально смешной. Конечно, во многом благодаря персонажу умопомрачительного Роббинса. Ветеран выдает свою лучшую игру за долгие годы, превращая боснийскую трагедию в торжество обреченной клоунады. Идеально сыгранный, написанный и поставленный «Идеальный день» по стечению несправедливых обстоятельств погряз в бесконечном множестве авторского кино 2015 года. Такой расклад доводит до физического дискомфорта. Каждый из актеров, задействованных в фильме, достоен как минимум номинации на всех возможных фестивалях. Самый яркий пример жанра трагикомедии со времен «Достучаться до небес».

5. «Специальные корреспонденты» («Special Correspondents», 2016)


Рики Джервэйс является без преувеличения самым одиозным из современных комиков. На своих стендап выступлениях он не стесняясь жестоко высмеивает все возможные меньшинства и каждый раз выходит сухим из воды. При этом он остается, возможно самым влиятельным представителем юмора Великобритании. Одного лишь факта, что он подарил миру сериал «Офис», может быть уже достаточно. В свою очередь, мощнейший ныне онлайн ресурс Netflix также долгое время не может похвастаться успехами на фронте полнометражных фильмов. В актив интернет-гиганту пока можно вписать лишь формат сериалов («Карточный домик», «Сорвиголова» и т.д.), в то время как попытки производить полноценное кино сводятся к омерзительным выходкам Адама Сэндлера и компании. Видимо, до студии дошло, что обращаться за приличным продуктом нужно к кому-то не погрязшему во второсортном мусорном юморе.

«Специальные корреспонденты» рассказывают историю журналиста на радио (Эрик Бана), который на пару со своим техником (Джервэйс) убедил всю Америку в том, что ведет регулярные репортажи из находящегося в военном положении Эквадора. Прелесть ситуации в том, что на самом деле главные герои отсиживаются с микрофоном на чердаке через дорогу от офиса радиостанции. Как и любая необдуманная ложь, затея Фрэнка и Иена заходит слишком далеко, запуская цепочку неуправляемых событий, превращаясь с проблему международного масштаба.

Умение Рики Джервэйса правильно смешивать комедию и личные драмы проявилось еще во времена его работы на телевидении. В «Корреспондентах» он умело повторяет эти приемы, одновременно нанося вред определенным частям повествования. Порой то, что работает в формате сериала, должно оставаться в телевизоре. В большом кино свои законы, и, уверен, Джервэйс их освоит и подарит миру много хорошего кино. Это ни в коем случае не ставит крест на «Специальных корреспондентах». В фильме достаточно ударных моментов для смеха, да и актерские работы выполнены без тени халтуры. И если британец в качестве писателя в будущих проектах будет чуть смелее, то скоро у Джудда Апатоу и компании появится достойный наследник.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«На тему «искусство должно быть добрее» любят рассуждать акулы шоубизнеса, которые за доллар глотку вырвут». Беседа с режиссером «ИнЖест»

Культ • Тамара Колос
Чтобы понять, насколько крут пластический театр «ИнЖест», достаточно посетить хотя бы один спектакль. Второго такого театра в Беларуси нет и, скорее всего, не будет. KYKY встретился с руководителем театра Вячеславом Иноземцевым на закрытии 35-го сезона арт-проекта. Режиссер поделился мыслями о белорусском менталитете, финансовых проблемах и работе чакры у христиан.
Новое
Популярное