«Не надо сидеть и дрочить перед зеркалом на то, как все плохо». Правила выживания банкира-марафонца

Герои • Саша Романова
В Национальной библиотеке порой бывают занятные ивенты. Например, тренинг украинского бизнесмена Андрея Онистрата, который в возрасте 24 лет заработал первый миллион, а после основал собственный банк. Онистрат – «спортсмен, пять раз участвовавший в стартах Ironman, и фермер, точно знающий, какого хрена и огурцов жаждут потребители», – так звучит промо тренинга. Главред KYKY захотела узнать, «какого хрена», и поговорила с Андреем перед приездом в Минск.

Знаете, почему барышни млеют при виде мужчины с кубиками на прессе? Потому что это как в живой среде: у павлина должен быть хвост, у льва – грива. Крокодил вибрирует на все болото, призывая самку. Обратный перекос в силикон и декольте, когда самки красивы, а самцы – стары и дряблы, пусть они и банкиры, отвратителен. Так вот, про банкира Андрея Онистрата. Он фотографируется с обнаженным торсом и велосипедом на плечах. Про него говорят, что он железный. Онистрат финишировал в трех гонках Ironman. Лучший результат – 9 часов 58 минут.

Человек, на которого давят все деньги земного шара, не должен быть расположен к излишним эмоциям, и в этом плане Онистрат – исключение. Броня у него не в мозгах, а на теле. Кроме того, наш герой растит пятерых детей. Мне захотелось поговорить с Андреем о простых вещах: беге, витаминах, способах выйти из депрессии, а также велосипеде для триатлона, который купили Казбеку Япринцеву – сыну совладельца компании «Трайпл», который сейчас сидит в минском СИЗО.

KYKY: Андрей, почему бизнесменов, которые снимают стресс спортом, гораздо меньше, чем тех, кто снимает стресс алкоголем?

Андрей Онистрат: Мир к спортивному тренду пришел много лет назад. В Германии начиная с нулевых люди при встрече обсуждают, не на каком Porsche ты ездишь, а какой у тебя best result на марафоне. В Америке эта история появилась еще раньше: примерно в конце 80-х хиппаны подумали, что жрать наркотики и бухать – не совсем правильно, и есть другие развлечения, дающие химию в кровь. Так начал развиваться марафон Ironman, да и все движение приобрело массовость. Если поехать в Нью-Йорк, можно увидеть, что там бегают все.

Тезис о том, что в Америке самые толстые люди, ошибочен. В Америке все самое-самое. Самые богатые, самые бедные, самые толстые и самые спортивные.

Если говорить о севере Штатов, а я езжу только на север (Нью-Йорк – это 80% поездок, а Бостон и Чикаго – по 10%), там вообще нет толстых. В рейтинге Ironman, который я заканчивал 177-м номером (из 25 тысяч), передо мной – 160 американцев и еще 17 граждан из других стран. Причем, эти американцы тренируются столько же, сколько я, и если нас сфотографировать со спины, то только подруга жизни сможет узнать: «Вот это мой». Остальные не отличат – мы все будем одинаковые.

KYKY: Американцы бегут – понятно. А Киев?

А. О.: В Киеве движение приобрело массовый характер в последние четыре года. Сейчас количество тех, кто бегает, измеряется в тысячах. У нас на полумарафон за деньги весной зарегистрировалось, наверное, тысяч пять человек. Даже по тому, как меня узнают на улице, я понимаю, что движение захватило огромную массу людей. Буду идти с Европейской площади до Бессарабской, и со мной поздоровается минимум пять человек – вот результат проникновения спортивного вируса в умы киевлян.

KYKY: А в какое время люди бегают: вечером, утром, ночью?

А. О.: Большая часть любителей бегает после работы, что неправильно. Вот я сегодня был на занятиях по английскому. Садится рядом со мной девушка. Я спрашиваю: «Что ты делала сегодня утром?» Она говорит: «За час пробежала 10 километров». Для девушки час бега – неплохо, потому что все остальные с большими жопами не пробежали 10 км. Проблема состоит в том, что из бегающих людей 80% просто бегают ради тусовки. У одних тусовка – пойти попить пива, а у других – пойти побегать. Это уже неплохо, но тем 20%, кто хочет бегать быстрее, надо выходить из зоны комфорта.

Существует накопленное знание в любой сфере человеческого бытия. Даже в производстве велосипедов: рама должна быть такая, амортизаторы такие, колеса такие. В технологии подготовки к быстрому бегу тоже есть накопленное знание. Надо не изобретать велосипед, а брать эту технологию и применять на себя. Могу с уверенностью сказать, что я единственный банкир в Украине, который бегает Ironman и марафон. Ну, «айронмэнов» благодаря мне стало побольше, но с точки зрения быстрых – я точно один. Это дает другое понимание жизни – ты знаешь, как развиваться и чего хотеть от жизни.

KYKY: Так а почему после работы нельзя бегать?

А. О.: После работы ты уставший, и качественную нужную тренировку не сделаешь. Ты можешь сделать только легкую тренировку, которая не требует от тебя особых усилий: побегать час, полчаса или 45 минут. Но этого не достаточно. Я перфекционист, и считаю, что все вокруг должно быть идеально.

KYKY: Чем ваши советы успеха и воли к победе для белорусов будут отличаться от советов украинцам?

А. О.: Украина сегодня более интергирована в мир, чем Беларусь, но ментальности у нас похожи. Я категорически убежден в том, что если ты хочешь что-то делать – надо делать, не откладывая. Сегодня ситуация проста: либо ты видишь себя в Беларуси, либо за ее пределами. Точно такая же ситуация в Украине. Очень многие зависли в кризисно-пасмурном состоянии. Они смотрят на улицу: белорусский рубль девальвирует, все плохо, денег нет, плюс еще пасмурно. Сюда же добавляется еще и отсутствие перспектив. И люди депрессуют.

А я говорю: «Не депрессуйте, чуваки!» Или принимайте решение, что делать здесь и сейчас, или собирайте вещи и валите. Под любыми поводами: убирать клубнику в теплицах Финляндии, штукатурить в Италии.

Поезжайте массажистами, таксиситами, экскурсоводами – делайте то, что умеете. Открывайте свои торговые дома в Вене или во Франкфурте, продавайте что-то белорусское или украинское. У нас ведь делается полно хэнд-мейда, который дорого стоит. Вопрос в реализации процесса – это вопрос коммуникации и, собственно, способностей каждого человека.

KYKY: Недавно говорила с белорусским банкиром. Он сказал, что нам надо, наоборот, откатиться на пять лет назад, когда мы получали по 300 долларов – так будет проще смириться со всем, что происходит. У вас другая позиция?

А. О.: Тут даже не на пять лет нужно назад откатываться, а на все пятнадцать… Не знаю, что вы в Беларуси ощущали, но у нас ситуация была такая: в 2004 году в Украину пришли крупные мировые банки и просто завалили нас деньгами. Когда это произошло, люди неожиданно привыкли жить лучше: купили себе новую сантехнику, набрали квартир и машин. Качество жизни стало другим. А тут – хоба – сначала наступили 2008-2009 годы, а потом и 2014-2015. Реалии жестко изменились. Но то, о чем говорит ваш банкир – это путь для тех, кто решил остаться. Я же считаю, что наши страны богатые талантливейшими людьми, и не надо себя недооценивать.

KYKY: То есть если государство против, чтобы ты рос и развивался, нужно менять государство?

А. О.: Знаете, на жену не стоИт – надо менять жену. Если ты не хочешь зарабатывать 300 долларов, уезжай и работай за 1000 евро, или за 2000. Я знаю нескольких людей, которые работают в топ-компаниях в Италии и Америке. В Америке у всех равные возможности – развивайся, пробивай себе дорогу, в чем проблема? Но точно не надо сидеть и дрочить перед зеркалом на то, как все плохо, читать новости и говорить: «Все, конец. Вот еще плюс 10% к стоимости национальной денежной единицы». Надо во всем видеть позитив и не циклиться на белорусском потребителе.

KYKY: Который раз вы в Беларуси?

А. О.: Много раз был, больше десяти точно! Вот только вчера меня угостили чаем, который президент Китая подарил Лукашенко в последний визит. Последний раз я был у вас пролетом через Минск из Москвы. Помню симпатичную девушку в аэропорту. Поговорили – она сошла в Минске, а я пошел на стыковку. Если говорить о поездках по ближнему зарубежью, то ты все равно сравниваешь все города с Москвой. Москва – суперагрессивный город, а в Минске и Питере люди добрее. Это наверное, основное отличие. Еще Минск вылизан: дороги хорошие, все подсвечено, на тактильном ощущении все отлично. Для себя отметил, что у вас есть пару приличных ресторанов, чистые озера и парки. Я там чуть побегал.

KYKY: А где бегали?

А. О.: К сожалению, не помню. Это года полтора назад было. Меня же, знаете, как тушку – привезли в офис, после офиса мы куда-то поехали: «Вот это хорошее место, чтобы побегать». Ну, я и побежал. Забежал в лес, пробежал в одну сторону полчаса, вернулся в другую – полчаса. Плавать не плавал, хотя хвалили бассейн. Это мы встречались с… Я уже позабывал эти фамилии и имена… А, Япринцев! Его по-моему, сейчас КГБ прикрыло.

KYKY: Так и Чижа арестовали. Вы с ним общались?

А. О.: Нет, только с Япринцевым, старшим и с младшим. Они велосипед у меня купили и до сих пор деньги не отдали – не знаю уже, как забрать. А велосипед дорогой, 11 тысяч евро. Казбек хотел заниматься триатлоном, ему был нужен специализированный топовый велосипед. Я им его отгрузил, а вскорости их посадили – он на нем даже и не катается, но и деньги еще не отдал. Вот такие дела.

Владимир Япринцев, фото: Александр Корсаков, TUT.BY

KYKY: Еще момент. Вот вы говорите про точку, с которой надо начать что-то делать. Но не говорите о том, что произойдет дальше. Скажем, ты смог побороть себя и целый год бегаешь по утрам. На тебя начинают сыпаться болячки, ты жрешь витамины горстями, потому что суставы не выдерживают. Что делать людям, которые сдвинулись с места – но им это не подходит?

А. О.: Не знаю, что такое «не подходит». Конечно, есть дети в школе, которым больше нравится английский, их нельзя пичкать математикой. Такому человеку нужно найти что-то, что не связано с бегом. Давайте плавать, давайте играть в шахматы – что угодно! Я просто призываю к профессионализму, к ощущению «I like this game». Не втыкаться в субъективные вещи вроде плохой погоды и экономики, а делать что-то каждый день. Приведу пример. Есть люди, которые любят поехать в горы дважды в год и покататься на лыжах. Они считают себя крутыми горнолыжниками. А я говорю: «Вы не горнолыжники, потому что не тренируетесь каждый день» – «Нет, мы же ездим!» – «Хорошо, давайте посчитаем: вы проводите на лыжах 20 дней в год, какие вы горнолыжники?» Если ты что-то делаешь, надо делать это каждый день. Вот я сейчас занимаюсь английским. Каждый день. Любое дело – как спорт: хочешь бегать быстрее – надо бегать каждый день.

KYKY: Давайте вернемся к вопросу про суставы, которые не выдерживают ежедневной нагрузки. Вы что-то пьете для их укрепления?

А. О.: Когда я начинал бегать, были проблемы. Я пил «Хондроитин» и «Глюкозамин». Эти препараты производятся из хрящей животных, что является основным строительным материалом для суставов. В обычной еде вещество содержится в холодцах, бульонах и наварах. Но ты не можешь съесть такое количество холодца, чтобы укрепить суставы так, чтобы заниматься спортом. В этом ничего страшного нет. Плюс надо принимать витамины: организм истощается, солнца и фруктов нет, тебе грустно. Я ем витамины постоянно. Перестаю только в сезон, когда можно на завтрак съесть килограмм малины, потом килограмм клубники на обед и два килограмма того и другого на ужин.

KYKY: Один из пунктов вашей программы: как выбраться из дня сурка. У вас был этот день сурка? Почему вы его так определили?

А. О.: У меня гипертрофированный страх перед днем сурка. Даже когда его нет. Как выдернуть себя из этого состояния? Самое простое – поменять локацию. Например, поехать во Львов на выходные. Или на мастер-класс в Минск, на концерт Шнурова в Москву, полететь на выходные во Франкфурт или Вену. Каждый соизмеряет это со своим бюджетом и потребностями. Лично для меня идеально уезжать раз в три недели. Чаще – накладно, потому что у меня есть ряд ограничивающих факторов.

Андрей с семьёй

Я не могу сорваться, взяв с собой детей: нужен не один билет, а пять, не один номер, а как минимум двухкомнатный. Нужно накормить не двух человек, а пятеро: я и Валя, плюс трое детей. Бюджеты вырастают.

KYKY: Вы упомянули Шнурова. Он не так давно дал интервью, где сказал, что тренироваться каждый день не надо. Мол, у качков проблемы с эрекцией, и мужчина только в умирающем состоянии с дикого похмелья способен на репродуктивную функцию – это заложено природой. Что бы вы ответили Сергею Шнурову?

А. О.: Конечно, когда я выпью алкоголь, у меня тоже усиливается половое влечение. Мало того, если вспоминать времена, когда я употреблял достаточно регулярно, создавалось впечатление, что на трезвую голову не стоит. Потом, когда мой близкий друг заболел алкоголизмом, я занимался его лечением и разговаривал с докторами, в том числе с психологами. Они сказали, что химическая зависимость определяется тогда, когда у тебя все процессы в жизни сопряжены с алкоголем, в том числе секс ярче и еда вкуснее.

Наверное, у Сережи именно такое состояние. Я не думаю, что он сильно бухает, но алкоголь принимает достаточно регулярно. И видимо, у него на трезвую – все вполголоса, вполтона.

Единственное, что я могу посоветовать – попробовать долго не пить. Вот я сейчас по факту два с половиной месяца вообще не прикасался к алкоголю. Нет ощущения, что жизнь проходит зря. Мы со Шнуровым одного года, у нас с ним даже родинки в одном месте на лице, только он килограмм на шесть-восемь тяжелее меня. Что я могу сказать? Лично мне хочется каждый день, несмотря на большой объем тренировок.

KYKY: Почему вы отказались от алкоголя?

А. О.: Я посчитал, что за прошлый год выпил 50 бутылок вина – это очень много. В привычку вошло: устал, нервы раздергало – приходишь домой и сразу открываешь бутылку вина. Позвал папу, собрал семью, и мы втроем-вчетвером выпили эту бутылку. Это стало нормой. А потом мой приятель показал свой браслет на руке: «365 дней без алкоголя». Я подумал, что легко смогу жить 365 дней без алкоголя, в чем проблема? Так с 1 января и завязал. Могу такой же браслет хоть сейчас надеть, но смысла нет. Это лишний девайс, а я не люблю лишних вещей на теле: ни браслетов, ни татуировок. Только часы ношу.

KYKY: А нет такого, что если очень много заниматься, мозги потом не работают?

А. О.: Мозги работают только лучше. Если смотреть на биофизику процессов, то когда вы бежите, у вас высокий пульс относительно нормального состояния. Предположим, 150 ударов. Вы дышите свежим воздухом, и мозг прокачивается кислородом. В этом случае вы ускоряете метаболизм и избавляетесь от шлаков, вместо того, чтобы сидеть жопой на кресле и потреблять в час чашку кофе с булками, разъедая задницу. Мало того, я по себе знаю: любую проблему можно выбегать за 45 минут. Я бегу, думаю и все раскладываю: сложные разговоры, люди, вещи. Знаете, когда приходишь домой с работы, у тебя выражение лица злобное. Тебя спрашивают: «Что случилось?» А у тебя ничего не случилось, просто ты перегружен какой-то проблематикой, тебя эта штука беспокоит. Ходишь – думаешь, спать ложишься – думаешь. Но ты лучше обдумай ее, пока бежишь – придешь к выводам и результатам. Закончил бегать – набрал номер и дал распоряжения. Все, ты освободился!

KYKY: Музыку не слушаете, когда бежите?

Святослав Вакарчук, фото: kasa.in.ua

А. О.: Никогда. Только на вело, когда еду три часа – у меня для этого в айфоне целая коллекция. Как правило, это происходит на сборах, вдалеке от родины. Я слушаю украинскую музыку, «Океан Ельзи» или «Друга Рiка». Не знаю, насколько эта музыка понятна белорусам с точки зрения языка, но она такая душевная. Я стал слушать «Океан Ельзи» где-то два года назад. До этого не слушал, хоть и знал, что это модная группа, что они много правильных штук делают. А потом я попал на стадион и вообще стал фанатом. Познакомился с Вакарчуком лично – очень классный чувак.

KYKY: А группу «Брутто» слушаете? Ребята переквалифицировались из музыкантов в агрессивных спортсменов, и спасают мир, качая гири. Такая спортивная история.

А. О.: Михалка люблю, «Ляпис Трубецкой». Как это называется? «Брутто»? Сейчас в гугле посмотрю. (гуглит) О, после «Бруклина» – вторая запись, 36 тысяч подписчиков – ничего себе! Круто, уважаю. Так они прямо там живут у вас, в Беларуси?

KYKY: Михалку не дают площадку под концерт. Он живет в Киеве, даже, по-моему, украинское гражданство получал.

А. О.: А чего он поссорился с Батькой?

KYKY: Он же всегда был анархистом, и никогда с ним не дружил.

А. О.: Так у него целый тур по Украине! Тернополь – 18 марта, Винница 19 марта. Спасибо за наводку, буду слушать.

Остальные вопросы можно будет задать Андрею Онистрату на тренинге 23 апреля. Кроме того, с понедельника редакция KYKY будет разыгрывать в соцсетях четыре билета на тренинг – следите за нашими обновлениями в Facebook.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Художник Валентин Губарев: «Вот размещу работу на Facebook, скромную, кусочек моей юности. И вдруг – 6 тысяч лайков»

Герои • Саша Варламов
Он один из самых крутых современных художников из Беларуси, которого обожают в Европе. Интересно сравнение искусствоведов, в котором Валентина Губарева называют «белорусским Брейгелем». Но на родине про Губарева знают мало (о художнике нет ни слова ни в беларуской, ни в русской wiki). Модельер Саша Варламов встретился с Валентином Губаревым и поговорил о его наивном искусстве, понятном зрителям любого возраста.
Популярное