17 октября 2019, 16:56


Вчера, 16 октября, в Минске прошел семинар по теме экономического будущего Беларуси. Эксперты исследовательских центров ИПМ и Beroc во главе с Павлом Данейко и Катериной Бонуковой объясняли, что нужно делать, чтобы наше с вами благосостояние улучшилось. Рассказываем самое главное.

Краткий конспект о том, что происходит в экономике Беларуси

Рост ВВП: прогноз, честно говоря, неутешительный. Грубо говоря: нам нужно примерно в три раза больше, чтобы догнать по уровню благосостояния Польшу не через 200 лет. 

В нашу страну крайне сложно имигрировать, но при этом количества экспатов только растет. Из-за этого, в том числе, уменьшается количество трудоспособного населения. Плюс, оно попросту вымирает. Для сравнения: сейчас в стране живет около шести миллионов беларусов, которые ходят на работу.  Эксперты говорят, что в 2050 году оно сократится до 4,5 миллионов. Цифра не радостная.

В Беларуси один из самых больших декретных отпусков в мире – три года. И если сократить декрет хотя бы на год, страна увеличит рост ВВП на 1,4% (для справки – в 2020 прогнозируют рост ВВП в среднем всего на 2%). 

Беларусы не копят на пенсию: многие думают, что просто не доживут до нее.

Главные цитаты из спича Павла Данейко

О частном и госсекторе: «Если бы наш госсектор работал так же эффективно, как частный (а еще лучше, чтобы он работал так же, как работают самые эффективные компании в тех отраслях, где они работают) – мы бы получили довольно большой рост.

О приватизации: «Много говорят о приватизации – мол, проведем ее, и все будет хорошо. Посмотрите на ту приватизацию, что уже была в Беларуси [в 90-е] – только одна компания прошла ее хорошо – ну, пару компаний. Я горд, что организовал приватизацию компании «Милавица» в 1991 году – у нас была замечательная, открытая компания менеджеров. Они провели грандиозную работу. Первое – занялись эффективностью производства. Они соединились с [немецким брендом] Triumph – три года мастера этого бренда жили в Беларуси и учили беларусов шить. Потом сформировалось корпоративное управление – я был председателем этого управления. В компании научились разрабатывать стратегии. Главное – была сформирована адекватная мотивация менеджеров для достижения результатов, которые ставили стратегии. Вот вам простой рецепт повышения эффективности госсектора – изменить мотивацию менеджеров».

О прибыли, которая никому не нужна: «Недавно одна иностранная делегация проехала по нашим компаниям-поставщикам автотракторного кластера. И выразила удивление: почему эти компании не продают им, на Запад, продукцию? Мне пришлось объяснить, что директор не заинтересован в продаже – если будет заработано много денег, ему скажут: «Спасибо». А в следующем году добавят [этот уровень прибыли] в план, и если директор новый большой план не выполнит, ему скажут, что он плохой».

Об эффективной работе: «Советские производственные компании, советское производственное наследие – это качественный продукт. Потому что это оружие, а оружие должно было работать, стрелять, но сколько оно стоит – никого не интересовало. Когда мы привозим немецких консультантов, они говорят: «Ваши инженеры находят красивые решения, но они всегда дорогие». Отсутствие культуры эффективного ведения производства – это барьер роста всей нашей промышленности».

О том, что не всегда нужно спасать утопающих: «Сначала нужно отделить мертвых от живых и помогать живым. У нас – и во многих странах – проблема со структурными реформами может состоять в том, что пытаются спасать всех. И тогда возникают эффекты замораживания отраслевых структур. Это может носить, в том числе, политический или социокультурный характер. Сделать госсектор эффективным – это первый шаг к формированию устойчивых структурных реформ».

Об инвестициях, которые не нужно возвращать: «Проблема Беларуси в том, что мы делаем вид, что там [у беларуских заводов] классные инвестиции и все затраты нужно вернуть. Нигде в мире не может быть такого, что сейчас происходит в Беларуси – когда предприятие, попавшее в капкан, продолжает платить проценты банкам и по облигациям. Когда такое происходит в частном бизнесе, владелец приходит в банк, ложится на порог и говорит: «Разрежьте меня, но я платить не буду, потому что предприятие погибнет».

Нам нужно сделать шаг вперед и сказать: «Часть тех инвестиций, которые были потрачены на тот капитал, потеряны безвозвратно.

Они должны быть списаны, а с предприятия – сняты ограничения». Только тогда предприятия получат импульс поднять свою производительность».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное