4 апреля 2021, 14:57

С августа 2020-го прошло уже больше полугода, но новая информация о тех жутких днях продолжает появляться до сих пор. «Белсат» пообщался с парнем, который всю сознательную жизнь работал в государственных учреждениях. Последние семь месяцев служил в одной из воинских частей внутренних войск. И даже планировал, что перейдет на службу в штаб. Но августовские протесты изменили его планы. Далее – главные цитаты этого человека. 

Про увольнение 

«Наших ребят почти в полном личном составе роты, а это около сотни бойцов, отправляли на разгоны. Уже тогда я понял, что больше там работать не смогу. Дошло до споров с комбатом. Я решился сказать: «У нас в стране полный беспредел!» <...>

Мне нужно было вернуть часть вещей, да и по контракту еще оставался срок службы. За все это нужно было выплатить 900 рублей из своего кармана. Несмотря на то, что все условия я выполнил, меня не спешили увольнять». 

Про настроение среди сослуживцев в августе 2020-го 

«Между нами было определенное разделение, но оно явно никак не проявлялось. К примеру, сидим с ребятами, участвовавшими в разгоне в Молодечно, руководства нет, ночное дежурство, и я спрашиваю:

«Ребята, а просто поднимите руку, кто за этого усатого?» Ни один не поднял, но вот в чем скрывается парадокс: при всем этом они били и готовы впредь бить людей! 

<...> Был у меня друг-сослуживец, с которым нередко делился своим пайком. Как-то сели ужинать, осторожно да помалу спрашиваю: «Чего это вы с одним таким не здороваетесь? Не могу понять, почему он ходит поникший?» Друг рассказал, что тот «нерукопожатный» персонально бил на улице Минска 40-летнего мужика. Избивал с такой яростью, что взрослый мужик наложил в штаны. Я развернулся и вышел, так как не смог этого слушать. Сослуживцы перестали с этим кадром общаться и здороваться, начали игнорировать. <...>

Те, кто ездили на разгоны, рассказывали, что сперва их выстроили, чтобы сообщить: можете делать что хотите. Все судьи, все прокуроры будут на вашей стороне. Это говорили непосредственно их командиры, которые, так сказать, вели в бой». 

О зарплатах 

«У нас существует такая система: обучение в военной академии зачисляется в стаж (выслугу). Поэтому многие идут в 17 лет на учебу, после в армию на контракт и уже в 37 лет выходят на пенсию, после 20 лет выслуги. Чтобы получить постоянный контракт, нужно иметь 5 лет выслуги. Первый контракт заключается на 2 года, следующий на 3. Только после этого заключается контракт, где прописаны так называемые контрактные – единовременная выплата, не привязанная к заработку. Это нормальные деньги по нашим меркам, около 2-3 тысяч долларов. <...> Сами зарплаты невысокие. Старший прапорщик получал около 300 долларов. 

И вот здесь мы подходим к самому интересному – премии за разгоны.

Тем из внутренних войск, кто стоял в карательных рядах, кроме зарплаты начали выплачивать премии. 700-750 рублей ежемесячно. Те, кто стоял сзади, получали от 300 до 500 руб. Авангарду платили до 800». 

О семьях 

«Мой непосредственный руководитель, старший прапорщик, ездил на разгоны. Согласно моим источникам, он честно простоял сзади и до него волна насилия не дошла. Просто простояли и поехали спать. Его жена сразу поставила ультиматум – если хоть на кого поднимешь руку, сразу же подаю на развод». 

О том, почему силовики не увольняются 

«Никто оттуда не уйдет, пока не закончится контракт. Это кабала! У ребят за плечами кредиты, хоть и под 5%. В выплаты «ByPol» у нас не верят. Хоть и многое обещают, но уверенности не дают. Видимо, у нас такой менталитет – надейся только на себя. Так и живем: каждый по разным сторонам баррикад. Хотя и там, и там можно найти людей, которые не теряют человеческого облика». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное