«Хиджаб я носила неделю, пока директриса колледжа не позвонила отцу и не сказала, что меня завербовали террористы»

Боль • Елена Салапура
Мусульмане в Беларуси появились с подачи князя ВКЛ, который пригласил татар из Крыма и Золотой Орды охранять государственные границы. С тех пор прошло шестьсот лет. KYKY нашел современных мусульман в Минске и спросил у них, почему у религии дурной имидж и сложно ли придерживаться её в светском государстве.

В Минске достроили соборную мечеть. Её открытие должно было состояться 29 июля, но по просьбе турецкой стороны мероприятие перенесли на неопределённый срок. Строительство мечети началось в 2004 году. На деньги, которые тогда выделил король Саудовской Аравии, удалось возвести лишь фундамент. Возобновилось строительство лишь в 2013, при поддержке Управления религиозными делами Турецкой Республики. Мечеть стала долгостроем, потому что заинтересована в её строительстве была лишь мусульманская община, а она относительно небольшая – 30 тысяч человек. «Верующим негде молиться. Не хватает места, мы молимся во дворе, на улице. Это не годится для столицы», – говорит муфтий Абу-Бекир Шабанович. Беларусь – светское государство, и даже несмотря на то, что татары живут на территории страны уже 600 лет, людям, исповедующим ислам, всегда приходилось выбивать здесь своё право на существование. Сегодняшняя ситуация с терактами в Европе и вовсе осложнила ситуацию. В этом смысле показательна история Эммы Пулторицкой.

Почему нельзя носить хиджаб? Проблемы молодых мусульман в Беларуси

Эмма Пулторицкая родилась в семье этнических татар. Её дядя был мусульманином, он рассказывал девушке об исламе и изучал вместе с ней Коран. «В Беларуси мусульман всегда воспринимали нормально, но вот из-за этих страшных терактов и событий в самой Мекке люди стали относиться к нам с осторожностью. Многим не нравится хиджаб, и девушку в нём чаще всего обходят стороной. У меня на этой почве возник конфликт с родителями. Спустя два года моей осознанной веры в ислам я надела хиджаб. Для меня это был знаменательный день, никогда его не забуду. Хиджаб я носила неделю, а в воскресенье директриса моего колледжа позвонила отцу и сказала, что меня завербовали террористы. Папе, конечно, это не понравилось, и он запретил мне носить хиджаб. Сказал: дома сколько угодно, а в колледж – нельзя, потому что живём мы в светском государстве». Эмма не носит одежду чёрного цвета, одевается обычно: джинсы, туника. Когда надела хиджаб, отношение одногруппников и друзей не поменялось. С чего вдруг директор решила, что девушка попала под дурное влияние – непонятно.

Другой наш герой – молодой режиссёр Франсуа Конде, который снял фильм об истории и современной жизни белорусских мусульман. Фильм называется «Религия миролюбия. Ислам».


Молодой человек родился в Москве, в 10-летнем возрасте переехал в Беларусь. Отец Франсуа, уроженец Гвинеи, исповедует ислам. Как говорит сам молодой человек, тяга к этой религии у него на генном уровне: «Когда я жил с отцом, он рассказывал об исламе. Я учил молитвы. Потом мы разъехались. Я переехал в Беларусь, в город Глубокое. Там у меня было много друзей – как православных, так и католиков. Я искал Бога, одно время хотел принять православие, потом католицизм, но везде мне чего-то не хватало. В 2013 году друзья предложили съездить в Турцию, в город Конья. Там я впервые увидел, как люди молятся на арабском языке и читают Коран. Я принял ислам в Бахрейне в 2015 году, в мечети Аль-Фатех. Вернувшись в Беларусь, стал искать мечеть здесь, начал общаться с людьми из мусульманской общины».

Когда разговор с Франсуа переходит на тему дискриминации в отношении мусульман, герой вспоминает следующую историю: «Когда я начал афишировать факт того, что мусульманин, моя знакомая из PR-агентства сказала, что клиенты, узнав о моём вероисповедании, возможно, станут относиться ко мне более настороженно, что отразится на количестве заказываемых у меня видеопроектов. Вы знаете, не все могут себе в этом признаться, но какое-то внутреннее отторжение в отношении нас есть».

Мусульмане на территории Беларуси – не те, что прибыли в Европу после Второй мировой

Ислам на территории Беларуси начал распространяться в XIV—XVI веках, когда князья ВКЛ пригласили мусульманских татар из Крыма и Золотой Орды охранять государственные границы. К концу XVI века в княжестве поселилось более 100 тысяч татар, исповедующих ислам суннитского толка. После распада ВКЛ и начала жесткого противостояния с Москвой численность мусульманского населения в Беларуси, как и количество мечетей, резко сократилась. Последнюю мечеть (находилась на Юбилейной площади) снесли в 1962 году.

Перед строящейся гостиницей «Юбилейной» видно здание мечети

Сегодня государственная политика построения православной страны не дает исламу «развернуться». Хотя если читать статьи американского доктора теологии Питера Хэммонда – может, это и правильно? По мнению Хэммонда, пока популяция мусульман не превышает 2%, они ведут себя миролюбиво. При достижении 5% начинают оказывать влияние: продвигают понятие «халяль», пытаются налаживать контакты с государственными структурами. Когда же мусульманское население достигает 10% и больше, начинаются конфликты с представителями других религий (Хэммонд предлагает вспомнить Париж).

В Европе мусульмане появились после Второй Мировой войны, когда колонии, которые в большинстве своем оставались мусульманскими, получили свободу и стали эмигрировать в Европу. Почему их не ограничили еще тогда? Экономика ведущих держав вроде Франции и Великобритании нуждалась в восстановлении, и правительствам нужна была помощь жителей стран Востока. За 15-20 лет французские земли заполонили мигранты из Северной Африки. Франсуа Конде считает, что Евросоюз слаб – не может защитить жителей своих стран: «Они сами пустили их – а теперь что? Поймите, это абсолютно другая культура и менталитет. Когда мусульманин идёт по улице и видит гея, это для него настолько противоестественно, что возникает желание ударить его, а никак не понять. Они приехали оттуда, где шла война, возможно у некоторых и с психикой-то не всё в порядке, а тут к тому же всё разрешено: алкоголь, наркотики, девушки. А потом результат – нападение на женщин в Кёльне в Новогоднюю ночь. Правительство должно пресекать это и сажать в тюрьму таких отморозков. Я уверен, что в Беларуси этого бы не случилось, тут другая политика в отношении таких людей».

Современная мечеть в Минске, фото: Виктор Толочко, Sputnik

За всё время, пока мусульмане живут на территории Беларуси, не было ни одного конфликта, связанного с ними. Но недоверия со стороны белорусов от этого не становится меньше.

В Беларусь сегодня приезжает большое количество студентов из мусульманских стран, и они ведут себя здесь не так, как предписывает Коран. Полина, студентка третьего курса юридического факультета БГУ считает, что по приезду в нашу страну глубокая вера мусульман куда-то улетучивается: «Здесь они не то, чтобы молиться по пять раз на день забывают, а пьют, снимают в клубах девушек и ни в чем себе не отказывают. Мой знакомый из Туркменистана рассказывал, как у них чтят родителей, какой высокоморальной должна быть его жена, как он будет прививать веру своим детям. В то же время я часто встречала его в университете с разными девушками. А примерно за месяц до своего отъезда домой, он одолжил у меня деньги. Долго не отдавал, всё время отговорки придумывал. В итоге улетел, так ничего и не вернув. Конечно, такая ситуация могла и с белорусским парнем приключится, но наши хотя бы не говорят, какие они глубоко верующие, а тут удобная маска, которую можно снимать за пределами мусульманской страны».

Это рядовая ситуация – говорит Франсуа: «В исламе есть такое понятие, как нафс – это плохие качества, которые есть у каждого из нас (жадность, гнев, злоба), и с помощью религии мы боремся с ними (нафс искоренить нельзя). Но, когда человек из очень строгой мусульманской среды попадает в общество, где, условно говоря, всё можно, то он, что вполне естественно, расслабляется. Это своеобразный экзамен на глубину своей веры».

Официант, грузчик в вино-водочном и другие запрещенные исламом профессии

С какими сложностями сталкиваются мусульмане, проживающие в светской стране? Если прочитать раздел «вопросов» на сайте islam.by, можно найти следующие факты. «Я работаю официантом, ношу гостям пиво, водку и всякие спиртные напитки, и на этом я зарабатываю – считаются ли такие деньги грязными?» – спрашивает представитель ислама у администратора сайта. «Да, деньги, которые вы зарабатываете, считаются грязными. Согласно исламу, запрещено все, что связано с алкоголем. Пророк проклял десять категорий людей, связанных с хамром: «...производителей и заказчиков, пьющих и несущих, кому приносят и кто разливает, кто продает и получает прибыль, кто покупает и кому покупают». Поэтому искренне советуем вам искать другую работу».

Примерно так же отвечают грузчикам в торговых сетях, любым работникам пивзавода, поварам. «Можно ли мусульманину работать со свининой? Не кушать ее. Но жарить шашлык. Например, не трогать мясо вообще, а к шампурам прикасаться в медицинских перчатках? Наше семейное благосостояние зависит от этой работы». Задавший вопрос получил ответ: «Запрещено торговать алкоголем и свининой. Нельзя работать со свининой, даже в медицинских перчатках. И грехом является тратить деньги, заработанные путем продажи алкоголя и свинины».

Не менее сложно для правоверного мусульманина найти еду в обыкновенном магазине. Даже если не покупать свинину, мясо все равно не будет «халяль» – перед убийством животного правильным будет произносить молитву. Кроме того, советуется игнорировать традиционные белорусские свадьбы, потому что мусульманам нельзя сидеть за столом, на котором стоит алкоголь, запрещены немусульманские праздники вроде Нового года, Дня республики и 9 мая. Впрочем, администрация islam.by дает такой ответ: «Хотя немусульманские праздники и нельзя отмечать согласно нормам шариата, но поздравление с 9 мая – это в первую очередь, дань погибшим солдатам и мирным жителям в этой страшной войне. Этот праздник не стоит отмечать, но все же, если вас поздравили, то будет неуместно говорить, что этот праздник вас не касается. В этой войне нет разделения на мусульман и немусульман, война для всех общая. Поэтому будет лучше, если вы скажете «спасибо».

Что хорошего в исламе

Если смотреть на ислам с колокольни христианства, окажется, что там нет иерархии духовенства. Да и церковь в исламе никогда не являлась ни феодалом, ни бизнес-синдикатом, как та же православная. Перед Аллахом все равны. Вера, основанная на равноправии всех социальных слоев, не может не подкупать.

Курбан-байрам в Минске, фото: Павел Двоянов

Именно поэтому в Минске можно встретить белорусов, которые приняли ислам осознанно. Например, Ольга Клюжева, которая выросла в семье атеистов. Общаясь со сверстниками из мусульманских стран, она заметила, что у них другое отношение к жизни: «Мне стало интересно, почему так? Я прочитала Коран на русском языке. Честно, читала взахлеб и не могла остановиться, а там около 600 страниц текста. Всё, что написано в этой книге, правильно, ничего не вызвало отторжения. Через некоторое время я осознала, что хочу следовать предписаниям Корана и быть мусульманкой. Я стала спрашивать у знакомых, где находится мечеть, пришла туда, познакомилась с другими белорусками-мусульманками, начала ходить на занятия, изучать ислам глубже». Ольге было проще, чем другим белорускам: по крайней мере, родители-атеисты не обвиняли её в том, что она предала свою веру. Хотя параллельно возникли другие сложности: трудно устроиться на работу, снять квартиру, купить нормальную одежду, сходить в кафе или поплавать на пляже. Прохожие косо смотрят на девушку в платке.

Пожалуй, самой пугающей страшилкой про ислам является растиражированная в СМИ история про «сто девственниц в раю», которых готовят праведнику за убийство неправедных. Образованные люди знают, что это не так, и все равно относятся к религии с недоверием. «Ни одна религия в мире давно не имела даже косвенного отношения к массовой гибели женщин, детей или военных. Поэтому могу сказать – как и для многих, для меня ислам на всю жизнь будет религией, за которую убивают людей. А этого ни один Бог не говорил», – резюмирует страхи общества белорус Максим Юхнович.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Почему работа санитаром в больнице ломает психику

Боль • Аня Перова

Все, кто имел дело с государственными больницами, заверяют, что это сущий ад. На самом деле нет. Всего лишь чистилище. Настоящий ад можно повидать в приемном отделении больницы скорой помощи (БСМП), где Дарья отработала год. Хрупкая девушка рассказала KYKY, кого привозит скорая, что такое «токса» и каково это – снимать штаны с мертвых людей.

Популярное