Министр дырявых дел. Чего не делал Шуневич на посту главы МВД

Боль • редакция KYKY

Сегодня случилось то, что казалось невероятным: министр МВД Игорь Шуневич ушел в отставку. Он был на посту с мая 2012 года и успел очень много всего. Наверное, многие СМИ сегодня решат рассказать, чем нам с вами запомнится этот человек. Но редакция KYKY пошла от обратного: объясняем, чем нам НЕ запомнится Шуневич. Пока мы не узнали, каким будет его преемник, разрешается фантазировать, какой могла бы стать наша страна с более демократичными министром МВД.

Почему уход Шуневича – это очень важное событие

Министр МВД Игорь Шуневич – самый показательно «трудолюбивый», ортодоксальный в своих мнениях чиновник – ушел в отставку. Проще всего объяснить эпохальность этого события словами политического обозревателя Артёма Шрайбмана. Полгода назад в интервью для KYKY Шрайбман чётко сформулировал феномен Шуневича: «Возможно, вызывая на себя огонь минского хипста-демократического класса, он показывает своему начальнику, что он самый верный. Он же самый ярый враг врага власти – так он пытается быть незаменимым. Ну и согласись, тяжело уволить человека, которого критикует вся оппозиция. Кроме того, идут разговоры, что Шуневич – один из кандидатов на пост госсекретаря Совбеза. Может, это у него такая публичная кампания. 

Но я не уверен, что Лукашенко хотел бы видеть на таком посту человека с амбициями публичного политика, а у Шуневича эти амбиции явные. В другой системе и другой стране он строил бы дальше политическую карьеру, с этого поста он выдвигался бы и шел на выборы.

Если это игра и попытка занять новую позицию, мне кажется, это рискованно: не уверен, что Лукашенко оценит.

Если это игра на сохранение, то это умная игра. Говорят, что в России после расследований Навального чиновники радуются – теперь их какое-то время точно не уволят. Невозможно уволить чиновника после расследования Навального. То же самое и у нас: лучший способ остаться на своем посту подольше – это вызывать гнев правозащитников. Уволить сейчас Шуневича – серьезно? Чтобы правозащитники победили?»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.by

Но как мы видим, это все же произошло. Шуневич дал объяснение своему уходу, вот его официальный комментарий: «Во-первых, пройденный очень долгий и сложный путь работы в министерстве, многое сделано. И в какой-то момент я начал понимать, что нужно обеспечивать определенную динамику, преемственность, скорость и эффективность решений. И это достаточно сложно — быть актуальным. Во-первых, нужен свежий взгляд на работу министерства. Во-вторых, на самом деле, уже думая о свою эффективность, я считаю, что наверное пришло время сменить род деятельности. Все-таки достаточно долго я уже нахожусь на посту министра. Может, глаз замылился, может быть, мне действительно нужно попробовать что-то другое. Это единственная мотивация, я ее изложил главе государства, глава государства с этим согласился. Единственное, что могу сказать: если будет возможность, я, конечно же, продолжу работу через некоторое время».

Нужно признать, хоть экс-министр заявил, что это его решение, верится с трудом. Даже его комментарий похож на слова человека, которого сняли с должности и который сильно хочет вернуться на неё. К тому же в последнее время в публичное обсуждение выходило несколько ситуаций, когда президент был не согласен с Шуневичем и критиковал его высказывания. В любом случае, теперь мы можем составить список того, чем нам запомнится Шуневич. Вернее, списком того, чего он не делал в разрез с концепцией гуманизма и профессиональных обязанностей главы Министерства внутренних дел.

Не «охранял» беларусов, как (вроде бы) положено силовикам

Даже на празднике в честь Швеции или гастрономическом отрыве на улице Октябрьской при Шуневиче всегда стоял автозак. Потому что безопасность превыше всего! Серьезно, ни один позитивный массовый ивент в городе не обходился без этой машины: она перекрывала вход и выход с опен-эйра. Наверное, поэтому беларусам так понравился белый автозак, который однажды видели в Бресте, – он хотя бы выглядит по-праздничному. 

Да и утром в день отставки Шуневича президент отчитал уже экс-министра за то, что тот создает в Минске «концлагеря». Речь шла о чрезмерной «заботе» о безопасности жителей и гостей города. По указу Шуневича перед Европейскими играми в Минске выстроили много заборов, которые ограждают людей, кажется, от всего – даже от фан-зоны на стадионе или от проезжей части. Согласитесь, сложно сосредоточиться на празднике и отдыхе, когда ты видишь сотрудников с автоматами наперевес. Но Шуневич искренне верил, что «Беларусь остается одним из «самых стабильных государств в Европе». И утверждал: «Эту стабильность мы выдержим и на Европейский играх».

Не приветствовал свободу мнений

Уже больше двух лет в Минске не было «национальных» разгонов митингов. Власть решила не принимать одиозные законы вроде «налога на тунеядство», а потом в городе появились люди, которые смогли упаковать День воли в концертный формат. Но давайте вспомним, как проходили в стране несогласованные митинги с 2012 (когда министром МВД назначили Шуневича) по 2017-й. Сначала людям демонстрировали колонны из автозаков. А потом их загоняли в пространство между автозаками – ОМОН буквально «с цепи» срывался на митингующих. В машины спецтехники попадали не только ярые митингующие с БЧБ-флагами, но даже пенсионеры, которые порой реально просто мимо проходили. Людей избивали дубинками, им заламывали руки – причем не только сотрудники ОМОНа, но и «гражданские», как их называют в народе «люди в штатском». Помимо прочего на улицах угрожающе стояли новенькие водометы, но их, к счастью, ни разу не пускали в ход. Что-то нам подсказывает, что митинг, в котором скандируют «Жыве Беларусь» преимущественно люди 30-40+ можно нейтрализовать менее эпично. 

На критику о слишком жестоких задержаниях на митингах Шуневич в интервью отвечал кратко: «Абсолютная ложь».

Не мог распрощаться с репрессивным советским наследием

9 мая 2018 года Игорь Шуневич решил прийти на парад и возложить цветы на Площади победы в форме НКВД. Впервые в такой форме Шуневич появился 9 мая 2015 года, когда в честь 70-летия Победы в Минске проводился военный парад. Позже он рассказывал журналистам, что форму сшил по личному побуждению, за свои деньги.

Фото: сайт МВД

Еще позже – дал интервью ОНТ, где рассказал о дани памяти НКВД: «Повод и основание тут только один − отдать дань уважения истории, истории ведомства, истории людей, которые в этой форме сотнями тысяч совершали подвиги, погибали, защищали родину, и во время Великой отечественной войны, и в тяжёлое послевоенное время. А форма была введена в 1943-м году, и тогда ведомство называлось НКВД, но туда входила и милиция, и органы госбезопасности, и пожарной безопасности. Я отдаю дань уважения всем сотрудникам органов внутренних дел, которые защищали страну».

Не считал, что в Беларуси нужно бороться с домашним насилием

В 2018 году МВД представило законопроект «О противодействии домашнему насилию». Активисты и правозащитники просили пересмотреть его текст, потому что он не решал многие актуальные вопросы семьи, гендера, экономического насилия и преследования. Позже пришел ответ – МВД считает целесообразным отказаться от подготовки самостоятельного закона. Такое решение связано с «высоким общественным резонансом и мнением религиозных организаций». Попросту говоря, верующие были оскорблены.

Каждый год больше 100 беларусов умирают из-за семейной ссоры – это треть всех погибших от убийств в стране в целом. Больше 80% случаев причина всех драк и убийств – злоупотребление алкоголем. Но МВД посчитало, что проблему можно решить – внимание – разговорами: «Ключевыми инструментами в профилактике насилия в семье являются профилактическая беседа, официальное предупреждение, осуществление профилактического учета, защитное предписание. В этой связи во исполнение плана подготовки законопроектов на 2018 год МВД совместно с заинтересованными госорганами был подготовлен проект концепции закона «О противодействии домашнему насилию», – говорилось в письме МВД. 

Таким образом, при Шуневиче в МВД раскритиковали идею закона о борьбе с домашним насилием – все это в пользу «традиционной» (читайте – патриархальной) семьи.

Не хотел декриминализовать легкие наркотики

В середине декабря 2018-го в парламенте принимали ряд новых законов, но вопрос смягчения наказания по 328-й статье перенесли, сказав, что некоторые ведомства его не согласовали. Шуневич в интервью объяснил, почему считает эту тему неактуальной: «Убежден, что сегодня смягчения законодательства не требуются. Сегодня закон содержит массу вариантного развития событий для судьи, когда он может с учетом личности, содеянного и так далее выбирать степень и жесткость наказания. Второе − я убежден, что это не только позиция МВД, это реальность, она такова, что ситуация с наркопреступностью сегодня не стала значительно легче или спокойнее. Страна является очень лакомой с точки зрения не только наркотрафика, но и рынка сбыта».

Фото: TUT.by

Еще раньше с подачи МВД антинаркотическое законодательство ужесточили: максимальный срок лишения свободы за сбыт наркотиков был увеличен до 25 лет, а возраст наступления уголовной ответственности за это преступление снижен с 16 до 14 лет. Шуневич заявлял, что люди, наконец Люди перестали умирать и резать друг друга». Беларусь в 2019 году остаётся в списке стран с невероятно жестокими тюремными сроками даже за употребление легких наркотиков. Это «преступление» многие страны уже декриминализовали. Еще более лояльные – легализовали.

Не позволял людям чувствовать себя в безопасности даже на барных улицах

Шуневич действительно очень заботился о том, чтобы в стране исполнялись законы. Например, чтобы люди не употребляли алкоголь в общественных местах – потому что им это делать запрещено. При нем периодически на барную Зыбицкую приходили наряды ОМОНа и контролировали ситуацию: если человек на метр выходил за территорию бара, где ему налили вина, вместо дома он мог отправиться на ночь в РОВД. Однажды по этому принципу с барной улицы Минска десятки человек увезли в отделение, где на них составили протокол. Тогда же Шуневич сказал: «В этой части города постоянно происходят нарушения общественного порядка. Пусть мелкие, но происходят. Об этом нам заявляли ряд граждан. Поэтому мы провели некоторые мероприятия по диагностике этого региона. Последствия этих наших действий вам известны. Я считаю, что мы действовали в пределах своих полномочий, компетенций достаточно корректно».

Не считал, что людям можно фотографироваться с памятниками

В Минске есть памятник, который охраняют лучше, чем святые мощи – памятник Городовому. Его установили в честь столетия милиции и по наказу экс-министра олицетворили в честь и гордость всего МВД. Прошлой осенью это стало предельно ясно: милиционеры заставили 16-летнего подростка извиниться перед городовым за пощечину (парень в шутку дал пощечину скульптуре). Запись извинений появилась на ютуб-канале МВД. Позже Шуневич сказал в СМИ, что подобные воспитательные меры были его идеей. После этого случая активисты и театралы решили выяснить, насколько неприкосновенным Шуневич сделал этот памятник. Оказалось, городового нельзя было ни обнять, ни поцеловать – когда люди делали все это с памятником, их увозили в РОВД. Не так давно на служебной машине увезли и туристов из России, которые фотографировались с Городовым.

Не поощрял демократию, потому что она стимулирует преступления

Однажды журналист сказал Шуневичу, что резонансные преступления, например, захват заложников в Заславле и убийство милиционера в Ивацевичском районе, не свойственны беларуской ментальности. Он спросил у министра о причине таких преступлений. Тот ответил, что факторов много: «Но одним из элементов её является, я считаю, дурной пример. Дурной пример, корреспондируемый нам из стран с развитой демократией. Это не в менталитете нашего человека − совершать такие преступления. Изучая причины и условия их совершения, мы видим, что таких причин объективных, побудивших совершать их, у преступников не было». Таким образом Шуневич увидел прямо пропорциональную зависимость между жестокими преступлениями и уровнем демократии в стране.

День Воли-2017, фото: Влад Рубанов

Не считал, что министр должен перед кем-то извиняться

16 мая в Беларуси случилась трагедия: в Могилевской области погиб 22-летний лейтенант ГАИ Евгений Потапович. Сейчас и СК, и МВД заявляют, что парень совершил суицид. Опустим тот факт, что версия вызывает вопросы даже у милиционеров. Хочется сказать про другое: в ночь, когда все случилось, Евгений успел отправить в социальную сеть сообщение о том, что  уехал на разбирательство ДТП: «Срочно. Черная волга. Три цыгана». Уже утром в цыганский район Чапаевка, где пропал парень, приехали сотрудники МВД. Они обошли все дома и увезли в отделение абсолютно всех мужчин – даже 15-летних подростков.

После этого жители района рассказали, что ко многим из них сотрудники органов заходили с автоматами, не называя причин. По рассказам людей, силовики вели себя агрессивно, кричали, применяли грубую физическую силу, угрожали цыганам тем, что «не дадут им жизни». Через пару дней после этих «обысков» в районе умерла женщина. Ее внучка в разговоре с журналистами обвинила в случившемся именно инцидент с силовиками. Но Шуневич посчитал иначе: заявил, что действия силовиков были обоснованными. Уверил, что милиция была обязана отреагировать подобным образом, потому что «были основания и поводы». А потом СК официально заявил, что сотрудник ГАИ совершил суицид. И журналист «Еврорадио» спросил у Шуневича, не хочет ли он попросить прощения у людей, которые, согласно нынешней версии смерти, ни в чем не виноваты: «У министра нет ни повода, ни оснований просить извинения у цыгано́в. Понятно?», – ответил экс-министр. Тем же днем перед цыганской диаспорой извинилась глава Администрации президента. 

Не защищал права меньшинств

Одна из главных «заслуг» Шуневича – непрекращающаяся пропаганда гомофобии в и без того довольно гомофобной стране. Вместо того, чтобы заниматься безопасностью жителей Беларуси, экс-министр очень, прямо очень много внимания уделял вопросам ЛГБТ. В 2018 году даже индекс языка вражды в беларуских медиа вырос – просто из-за того, что СМИ цитировали высказывания Шуневича о гомосексуалах: он даже позволял себе называть их «дырявыми»: «Я начну резко: существует определенная категория граждан, извините меня за, может быть, определенный сленг, но это мой термин, моя дефиниция. Я их называю дырявыми. Некоторые из них сделали себе отверстия в тех местах, которые природой не предусмотрены, некоторые эти отверстия используют не по назначению, некоторые — действительно дыра, в образовании, в воспитании, в интеллекте, в культуре. Некоторые это все компилируют. Задача у них одна, и цель у них одна — это в очередной раз блеснуть в СМИ, в интернете, набрать определенное количество собачьих возгласов, лайков, ну и, естественно, получить гранты от своих закордонных кураторов, ну и удовлетворить свое болезненное эго». 

При Шуневиче МВД даже придумало себе ставший традицией слоган:  «Мы — за подлинное, они не пройдут». Фраза эта появилась на сайте Министерства как ответ на вывешенный ЛГБТ-флаг на посольстве Великобритании.

Мария Алехина (Pussy Riot) с портретом Шуневича

После целого сезона подобных высказываний портреты Шуневича стали украшать европейские ЛГБТ-прайды. Его фото раскрашивали и украшали блестками. Из памяти кадры с этих парадов уже не выкинешь. Впрочем, возможно, Шуневича из беларуской политики еще тоже выбрасывать рано. Да и утверждать, что его преемник будет работать более лояльными и современными методами, пока нельзя.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей. То самое расследование Голунова о похоронном бизнесе

Боль • Иван Голунов

6 июня в Москве задержали журналиста, который делал одни из самых громких расследований в России. Его обвиняют в попытке распространения наркотиков, хотя широкая публика и коллеги едва ли верят, что это не подброс. «Медуза» считает, что расследования Голунова и люди, которые в них фигурируют, могут преследовать Ивана сейчас. А потому редакция открыла доступ к его материалам. Редакция KYKY публикует расследование о похоронном бизнесе в Москве, потому что сам Голунов в суде сказал: «Это [давление] из-за похоронного бизнеса, мне поступали угрозы». Остальные тексты Ивана вы можете найти тут.

Популярное