Пролетая над гнездом Победы

Боль • Петр Шабров
В преддверии знакомого каждому с малолетства празднику KYKY отправился бороздить проспекты в поисках мифов о празднике Победы. В то время как практически каждый знает про Великую Отечественную, далеко не все знакомы с деталями конфликта. Какие исторические штампы владеют умами простых прохожих?

У мифа нет стартовой точки и нет завершения. Его не спрячешь в куб, не измеришь его длину ширину и высоту. Миф – это всегда коллективная выдумка, и у него нет единого автора, а поэтому его присутствие лучше искать в головах обычных людей. Стартовая точка нашего путешествия по мифам – новое здание музея Великой Отечественной войны.

Всем миром против немцев

Около музея ветрено и пусто. Несмотря на выходной день, к воротам не тянутся организованные экскурсионные группы. Наверняка их будет много во время школьных каникул или в разгар туристического сезона. А пока в помещениях с артефактами прошлого – пустыня. Направляемся к молодым ребятам, которые катаются здесь на скейтах. Вопросы про Вторую Мировую у них вызывают удивление.

«Воевали немцы и русские. Немцы почти выиграли, ну а потом мы им нанесли поражение», – рассказал один из ребят. Он не знает, какое название носит нынешний Сталинград, и начинает слегка тупить, когда я прошу его объяснить, кто такие «мы». «С кем еще воевали кроме немцев? Да я не знаю. Только про немцев помню. Вроде бы все с ними и воевали. В «Танки» вот играю, там в основном бои против немецкой техники», – ответил он и пошел советоваться со своими друзьями. Но те лишь пожали плечами. Мир войны для них оказался значимым только в контексте компьютерной игры.

Маленькие и злые японцы

Вдоль проспекта Победителей прогуливается китайский студент по имени Вэй. В Минск он приехал учиться, про Вторую Мировую знает не понаслышке – у них в стране принято чтить память этого конфликта. «У нас по телевизору часто показывают сериалы, как наша армия воюет с японцами. Их всегда показывают маленькими и злыми, мы их побеждаем», – рассказывает Вэй. Кроме того, он смотрел белорусский фильм «Брестская крепость», который ему понравился.

По словам Вэя, в Китае снимают такие же фильмы про войну, но вместо немцев всегда японцы, а про советскую армию – чаще всего ни слова.

Вэй не считает, что Минск похож на город, переживший большую войну. Разрушенный и вновь отстроенный город должен быть «новым, как например Шэньчжэнь».

Современный Шэньчжэнь

Но в Минске, по ощущениям Вэя, не чувствуется новизны, а в памятниках войне он видит исключительно советскую эпоху, которую не отождествляет непосредственно с вторжением Третьего Рейха. Напоследок он пригласил нас посмотреть родной Шэнчьжэнь, чтобы своими глазами увидеть молодой мегаполис.

Вы хотите чернухи?

На остановках общественного транспорта, ведущих к Немиге, люди отмахиваются от вопросов про войну и мифы. От вопросов сначала на русском, а потом и а английском компания выходцев из Ближнего Востока впадает в ступор, пожимая плечами и вежливо улыбаясь. А вот психолог по имени Мария не растерялась. Сходу заявила, что благодаря своему деду получила десятку на экзамене по истории в университете.
«Мой дед воевал, был пулеметчиком, сам не знает, как выжил – его напарников убивали прямо на его глазах. Дед дошел до Берлина. Я как-то записала на видео его рассказ и показала историку в университете. Тот поставил мне высший балл». Я спросил у нее подробнее рассказать про деда-пулеметчика, а она ответила: «Вы хотите чернухи услышать?» Именно с ней у нее ассоциируются все нынешние спекуляции насчет этого конфликта.

Мария рассказывает, что на 9 мая дед никогда не пил спиртного и не произносил торжественных речей. В этот день он с друзьями уходил на природу и, если верить внучке, то о войне они не говорили вообще. Для Марии оказалось открытием, что до 1965 года 9 мая не был культовым днем, а сам праздник не отмечался.

Жертвы не должны быть забыты

Возле американской машины с наклейкой «Спасибо деду за Победу» находится ее хозяин Алексей – на удивление адекватный и миролюбивый белорус. «Если бы не американцы, то не победили бы. На их же технике воевали. Вот и я на ней езжу», – шутит он. Наклейку толкует как знак уважения к погибшей на фронтах родне.
«Что касается мифов… Сегодня про войну говорят много, но однобоко. Сам авторитет нашей победы потерялся. За дискуссиями в кабинетах мы забыли о тех жертвах, которые были отданы за мир, который и нынче очень хрупкий. Я считаю, что надо говорить не столько о победе, сколько о тех жертвах, которые были в нее внесены. Жертвы были огромные. И еще я против парадов.

Снимок с парада 9 мая 2015 года в Минске, фото: Дмитрий Ласько, kp.by

В них нет смысла. Лучше бы деньгами помогли тем, кто сорвал немецкий план «Ост», – закончил свой монолог Алексей.

На случай ядерной атаки

Сложно говорить о мифах в таком городе, как Минск, где одна абстракция наслаивается на вторую. Это понимаешь после разговоров с курсантом военной академии. Когда он услышал вопрос про Вторую Мировую, начал рассуждать о тайнах Минска, который возник на руинах.

«Вы никогда не думали, почему все проспекты и улицы в Минске такие широкие?» – спросил курсант. Конечно, обыватель сочтет, что Минск строился таким просторным, потому что математическая статистика предсказывала появление большого количества автомобилей. Военный считает этот тезис верным лишь частично.

«Проспекты и тротуары в Минске такие широкие, чтобы после ядерного удара по ним смогли проехать танки…», – рассказал он, правда, так и не объяснив, зачем после ядерной атаки по улицам прогонять танковые колонны.

Потенциальная ядерная война не вызывает у него агрессии, как и у любого другого человека, который считает такой исход дел невозможным. Но если рассказ военного – правда, вытекает любопытная закономерность – цивилизация еще не оправилась от одного катаклизма, но уже начинает готовиться к другому. Один миф активно оправдывает второй миф. И, кажется, круговорот мифов в природе бесконечный.
Напоследок спускаюсь в подземный переход, где одинокий музыкант играет на гитаре. Прошу его остановиться и ответить, знает ли он какие-либо песни о войне. Музыкант смеется, а потом вспоминает, как однажды заезжие российские туристы попросили сыграть его песню группы Любэ «Батяня комбат». Но что касается именно Второй Мировой – он слышал только песни Марка Бернеса, и то из-за бабушки. «Но как их играть – я без понятия. Выучить несложно, но я не представляю, что кто-то меня об этом попросит», – подытожил он.


Спускаюсь в метро. В одном из вагонов тут же замечаю пропагандистский плакат, посвященный грядущему празднику 9 мая.

Результаты опроса

  • Из примерно пятидесяти опрошенных на улице человек насчет «мифов» тринадцать назвали главным мифом партизан
  • Восемь так или иначе подвергали сомнению методы ведения войны СССР
  • Три человека сказали, что не согласны с тем, что отмечать надо 9 мая, а не 2 сентября
  • Три человека выразили недовольство реанимацией культа личности Сталина
  • Два человека возмутились тем, что сегодня некоторые союзники Третьего Рейха считаются героями
  • Два человек заявили, что дословно «против пересмотров итогов Второй Мировой войны»

Остальные люди что-либо внятное на эту тему не ответили.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Минские качки: «Пятьдесят раз сходил в зал – сделал первое «голое» селфи»

Боль • Ирина Михно

Только ленивый не утруждает себя поиском лучшего ракурса для фото обнаженного торса. KYKY поговорил с завсегдатаями тренажерок и узнал, что сподвигло их «качать бицуху» и когда новичку становится не стыдно постить селфи из зала в инстаграм.

Популярное