Буккроссинг скорее жив. Какие книги можно унести из минских заведений

Места • Ася Поплавская
Томик «Как жить, Лев Николаевич?», бестселлер с диковатым названием «Дом-2» и брошюры от свидетелей Иеговы. В обзоре – книжный ассортимент десяти публичных мест буккроссинга, включая бары, кафе, «Дом Фишера» и зал ожидания на ж/д вокзале.

Еще несколько лет назад можно было прочитать массу статей про буккроссинг в Минске. Мол, на журфаке поставили полку с книгами – бери любую да приноси после свою, буккроссинг добрался до минского метро, буккроссинг поселился на ЖД вокзале в зале ожидания. Недавно по интернету прошлась новость: в Минске планируется запустить акцию «Возьми книгу». Если все получится, общественные книжные шкафы будут установлены в Национальном аэропорту, на площади возле ратуши, в торговых центрах. KYKY решил проверить, как обстоят дела с некогда модным движением свободного книгообмена в столице.

Ж/д вокзал. Что в Царстве тебе моем? Следы свидетелей Иеговы

Сразу отправляемся на в зал ожидания ЖД вокзала на третьем этаже к хваленой полке с книгами. И видим… Пустой стеллаж с памяткой о буккросинге. Из «литературы» – две сиротливые брошюры о Царстве Иеговы. Фотографированием стеллажа привлекаю внимание туристов, ожидающих поезд. Подошли ознакомиться с брошюрами, повздыхали, что нечего взять в дорогу: белорусских денег на книги или журналы не осталось.

Кафе «Оливо». Книги для декора

Опечаленная, иду в кафе «Оливо» на Володарского. Меня встречает приветливая администратор, просит не указывать в материале ее имя и говорит, что о буккроссинге ничего не слыхивала, книги во всех кафе (здесь и на Независимости, 46) скорее служат декорациями, нежели предметами для обмена. Некоторые из них стоят так высоко на полке, что сомневаться в искренности ее слов не приходится.

Однако, признается девушка, книги посетители читают (те, которые достанут), а «если уносят, то с концами», взамен литературу не дождешься. По мнению администратора, люди стараются приносить книги, «которые постарше», а если попадаются новинки, их очень быстро разбирают.

На полках: избранные произведения Феликса Дзержинского, томик Юрия Тынянова, Генрих Манн, «Индейцы без томагавков» Милослава Стингла, «Секретный фарватор» Леонида Платова, «Бегущая в зеркалах» Ольги Арсеньевой и – стихи и поэмы Владимира Маяковского.

Средний чек в кафе «Оливо» – 250 тыс рублей на человека (без алкоголя). Если хотите прийти почитать Маяковского или, скажем, Дзержинского, будьте готовы оставить здесь эту сумму за ужин.

Бар «Лондон». Буккроссинга нет, но книги уносят. Простите, воруют

Недалеко от «Оливо» – любимый минчанами кофейный бар «Лондон» (Независимости, 18). Это заведение включено во все имеющиеся в интернете путеводители по буккроссинг-заведениям Минска. Все нагло врут. Никакого буккроссинга здесь никогда и в помине не было, заявил мне бармен Дмитрий, любезно разрешая ознакомиться с содержимым книжной полки. Пока я листаю классную литературу, он рассказал мне, книги здесь не «на вынос», а для того, чтобы почитать их холодными осенними или зимними вечерами. Мой вопрос «уносят ли книги посетители?» Дмитрий лихо переформулировал в «воруют ли?» и ответил тверое «да, часто» (во всем виноваты журналисты!). «Раз в два года полки обновляются полностью. Приносим книги мы, сотрудники бара. Реже посетители».

На полках были обнаружены Эрих Мария Ремарк, О. Генри, Сергей Довлатов, Валентин Пикуль, Федор Достоевский, «Мой Пушкин» Марины Цветаевой, «Московская сага» Василия Аксенова, «Наука о душе, или «несовременная» психология» Анны Лелик. На верхних полках ютятся толковый словарь русского языка, энциклопедические словари.

Из белорусской литературы: книги Лидии Савик, Геннадия Киселева, Леонида Морякова, Наталки Бабиной, сборник статей знаменитой журналистки Вероники Черкасовой «Красным по белому», фотоальбом Андрея Ленкевича.

Безалкогольное чтение Довлатова или Пикуля обойдется в среднем в 120 тыс рублей.

ЛогвінаЎ. От «Первой любви» до «Микроэкономики». Книги от людей за 70

Следующей в списке значилась кнігарня ЛогвінаЎ (Независимости, 37а). При входе в здание магазина в так называемом предбаннике – большой книжный стеллаж и красноречивые таблички «book-crossing is here» и «абмен кнігамі». Представитель магазина Сергей c удовольствием рассказывает, что буккроссинг у них проходит активно и с огоньком: «у нас движение все время! Книги приносят, уносят, очень быстро обновляются полки, система работает очень хорошо».

По словам парня, большинство книг приносят люди пожилые, которым за 70: «нет такого, чтобы брали и не приносили взамен. Сюда же другие люди ходят», говорит Сергей, имея в виду книголюбов в почтенном возрасте. На прощание парень добавляет: иногда приходят писатели, приносят свои книги… Правда, имена назвать затруднился, что не удивительно: они здесь все время перед глазами мелькают, где всех упомнить?..

На полках нашлись «Овод» Этель Лилиан Войнич, «Как закалялась сталь» Островского, «Как жить, Лев Николаевич?» Семена Букчина, «Первые радости» Константина Федина да «Первая любовь» Аркадия Мартиновича, «Повесть о детстве» Федора Гладкова, целая россыпь книг московского издательства политической литературы, а также «Микроэкономика. Понятия, задачи и решения» и «Учебный курс по Flash MX 2004» Татьяны Панкратовой.

Из белорусской литературы – книга Михаила Герчика.

Кофейня Buffet. Бестселлер «Дом-2» и Николай Чергинец

Год назад по адресу Сурганова, 46 начала работать кофейня Buffet. И сразу же там появились полки с книгами. Их здесь – много. Пока рассмотрела все, провела в кофейне больше получаса. Бариста Марина охотно начала рассказывать про буккроссинг в заведении. Она сказала сразу, что буккроссинг у них неофициальный, мол, все на честном слове, никаких записей не ведем и наклеек не лепим. К слову, как оказалось, официального буккросинга в Минске и не осталось вовсе. По крайней мере, в тех заведениях, которые я обошла для этого текста.

Но суть от того, что буккроссинг неофициальный, не меняется: взял ты книгу – будь добр принеси взамен другую или же верни эту, как прочитаешь. Берут литературу часто, признается девушка, пополняют полки, естественно, гораздо реже, и в основном люди старшего поколения. Молодежь взятые книги не возвращает и практически ничего не приносит…

Недавно случай был. Забрел в кофейню дедуля, лет так 85. С пакетами. «Продаете книги иль как?» – спрашивает. Девчонки ему все объяснили, а он раскрыл пакеты и давай туда книги паковать. Управляющий увидел это и предложил еще один пакет дедушке дать, чтобы он в него свой, набитый книгами, поставил. А дед и в этот пакет книг наложил. Наблюдая эту картину, один из посетителей спохватился: он же ими будет печь топить! Но бариста так не думает, ведь дедуля каждую книгу внимательно рассматривал, читал описание. «Наверное, читать домой брал. Сейчас же книги дорогие, не напокупаешься…» – говорит Марина.

Сейчас в заведении ждут своего часа Ромен Роллан, Марк Твен, Майн Рид, Этель Лилиан Войнич, Андре Моруа, Эдгар Берроуз, Джованни Боккаччо, Вальтер Скотт, Лев Толстой, Николай Гоголь, Владимир Короленко, Валентин Катаев, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Чингиз Айтматов, «Новый завет» да «Зеленые оазисы дома и на работе». Много учебников, юридической и технической литературы.

Гордость кофейни (девчонки попросили меня обратить пристальнейшее внимание на эту книгу) – томик «ДОМ-2. Мы счастливы!» Александра Нелидова. Это хроники того самого небезызвестного шоу на ТНТ. С фотографиями и выдержками из дневников участников. Странно, что такой клад никак не покинет полку заведения.
Из белорусской литературы был замечен (#простигосподи) Николай Чергинец.
Выпить кофе с десертом, присмотреть интересную книгу (а выбрать есть из чего!) да унести ее с собой в среднем стоит 50 тыс рублей.

Graf cafe. Буккроссинг на 22 этаже. Курт Воннегут и «Древности Белорусии»

Много интересных книг и в Graf cafe (Независимости, 116). Заведение находится в Национальной библиотеке, на 22 этаже, там же, где обзорная площадка. За вход на площадку с вас возьмут 30 тыс рублей, если вы взрослый или 20 тыс, если вы студент или ребенок. Управляющий Юрий рассказал мне, что скоро у кафе появится система лояльности и для постоянных посетителей на вход в кафе будет действовать скидка в 60%, а также 10% – на чек в заведении.

Что касается полок с книгами, их здесь много и они повсюду. Сам бог велел, в библиотеке все же находятся. Буккроссинг тоже неофициальный, но активный. Поначалу книги приносили сотрудники заведения и их друзья, после начали подтягиваться посетители и жители соседних домов. Прознали, что можно здесь книги оставить, и несут-несут… В основном, кстати, молодежь. Существует у кафе сотрудничество и с «националкой». «У нас здесь не менее двухсот книг, – рассказывает Юрий. – Если бы я занимался только буккроссингом, я бы следил за движением книг, а так… «Люди принцип свободного книгообмена понимают, книги берут охотно. Есть в заведении акция: принеси пять книг, получи кофе в подарок.
«Очень мало книг на белорусском языке, – сетует управляющий. Мы же на туристов рассчитаны в основном, у нас они часто бывают. Хотелось бы книгу на белорусском увезти с собой, а нет ничего…»

С полок на меня смотрят Чарльз Диккенс, Джеймс Фенимор Купер, Эммануэль Арсан, Гюстав Флобер, Ханс Кристиан Андерсен, Джек Лондон, Лион Фейхтвангер, Генрих Манн, Курт Воннегут, Александр Дюма, Артур Конан Дойль, Оноре Бальзак, Михаил Салтыков-Щедрин, Анатолий Рыбаков, Александр Куприн, Лев Толстой, Михаил Лермонтов.

Из белорусского Элиза Ожешко (на русском), Иван Шемякин (на русском), Янка Купала (по-белорусски), рассказы белорусских детей о днях ВОВ «Ніколі не забудзем» да «Древности Белоруссии и Литвы» от Институтов истории АН обеих стран.
Средний чек в заведении на 22 этаже 150 тыс рублей на человека.

Faces coffee club. Выбрать между «Дудочкой крысолова» и Марининой

В Faces coffee club (Независимости, 94) с книгами дела обстоят куда хуже. Или я просто пришла в неподходящее время. Бармен Влад, смеясь, сказал, что буккроссинг у них действует, но движение книг происходит раз в три месяца. «Есть такая проблема у нас: неважно, нужна ли тебе книга, главное, что ее можно взять бесплатно», – говорит молодой человек и добавляет, что обмен книгами в заведении действует по схеме «хотите – берите».

Пополняют книжные полки директора кофейни и посетители. Правда, уносят чаще, чем приносят. В момент моего посещения осталась только бульварщина: детективы да любовные романы в мягких переплетах. Но раньше была и классика: Достоевский, Толстой, Чехов, даже «Девушка с татуировкой дракона» Стига Ларссона как-то появилась, но тут же исчезла.

На мой вопрос о среднем чеке Влад сказал, что не может распространять эту информацию. Пришлось считать самой. Почитать Елену Михалкову («Дудочку крысолова», например), Синди Шелдон, Александру Маринину в ассортимента и, если повезет, томик Чехова можно за 100 тыс рублей.

«Дом Фишера». От ведической кулинарии до финансовой независимости

В антикафе «Дом Фишера» (Независимости, 84а) тоже есть, что полистать и что утащить домой. Даже у меня несколько раз чесались руки. Как сказал администратор Вадим, в основном несут художественную литературу и журналы. «Иногда люди приносят книги просто так, не оседая в кафе. Увидели где-то, что к нам можно принести ненужную литературу», – говорит парень. В основном полки не пустуют благодаря молодежи. Вадим признался, что и сам иногда брал книги почитать с полок антикафе. Например, Джонатана Фоера и книгу «Іх мроя, іх NRM» Віктара Дзятліковіча.

Книгами в заведении, по словам администратора, интересуется меньше половины посетителей. Большему количеству интересны журналы. Здесь есть отдельная полка с ними. В основном на ней номера «Большого» и pARTisan.

В системе буккроссинг участвуют следующие книги: Теодор Драйзер, Эмиль Золя, Иэн Макьюэн, Франсуаза Саган, Джонатан Кэрролл, Александр Пушкин, Андрей Платонов, Михаил Салтыков-Щедрин, Николай Чернышевский, Янка Мавр, а также «Книга для чтения на португальском языке», «Ведическая кулинария» и «Путь к финансовой независимости».

На белорусском языке – сборник Радио Свободы «Верш на Свабоду», Павел Гюле «Мэрсэдэс-бэнц», Владимир Бельский.

За час в антикафе вы заплатите 30 тыс. Если придете работать на день, то 120 тыс рублей. Во время мероприятия ваш чек составит в среднем 60 тыс рублей.

Бар «Граффити». Жизнеописания Пушкина и мысли о спасении души

Последней точкой буккроссинг-исследования стал клуб «Граффити». Прорвавшись через суровую охрану, нашла скромную полку с книгами прямо между барменом и батареей.

Осталось пять книг. Среди них есть весьма любопытные. Например, «С чистого листа. О тех, кто стоял у черты» (важно! Книга допущена к распространению Издательских советом РПЦ) или «Последняя крепость. Беседы о семейной жизни» протоиерея Максима Козлова. Еще две книге – о Пушкине нашем Александре Сергеевиче. И пятая – «Сокровища Валькирии. Птичий путь» Сергея Алексеева.

Пока я в мучительных раздумьях решала, какую из перечисленных книг взять с собой для чтения перед сном, бармен Павел рассказал, что посетители часто подходят и спрашивают, на каких условиях можно брать литературу. «Бывает, что не приносят взамен, но редко». На удивление, на полке много научной и технической литературы. Классика тоже бывает, но ее сразу же разбирают. Кроме посетителей книги приносят и сотрудники клуба. Иногда берут домой то-то почитать и обязательно приносят книгу в замен.

Средний чек в клубе – 250-300 тыс рублей на столик из четырех человек в будние дни. В выходные – немного выше.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Анастасия Колас: «Как только я открывала рот, моя иностранность оказывалась никому не нужной!»

Места • Татьяна Замировская

Дочь издателя Змитера Коласа и Племянница основателя Белорусского гуманитарного лицея имени Якуба Коласа, живет в Нью-Йорке. Художница Анастасия учится в магистратуре Milton Avery Graduate School Of Arts и делает странные, зыбкие видеоинсталляции, похожие на послесмертные странствия потерявшей ориентиры души. Татьяна Замировская задала Анастасии Колас вопросы об эмиграции, искусстве, мечтах интеллигентной девочки из хорошей семьи и отношении к Беларуси.

Популярное