27 марта 2019, 09:46

На Youtube-канале журналиста и радиоведущей Анастасии Баренцевой вышло новое интервью. Гостем стала Вера Решетина – директор и соучредитель IT-компании CactusSoft. Вера входит в топ-8 богатейших женщин-предпринимателей в Беларуси, а также в топ-15 самых успешных женщин в беларуском бизнесе. Мы собрали 17 цитат беларуски о безответственности фрилансеров, сексизме в сфере IT и актуальности беларуского образования.

Об открытии IT-компании

«Открытие IT-компании начинается с продаж и маркетинга. Если нет заказов, то и разрабатывать нечего. <…> У нас был крохотный офис, буквально 25 метров. Мы работали нашей семьей: работал мой папа – он до сих пор работает в компании, и моя мама вела бухгалтерию. Папа – физик. Он искал заказы и до сих пор этим же занимается спустя 12 лет. До этого он был репетитором физики и занимался наукой. Мы начали нашей семьей первый год и стали нанимать людей только спустя полтора года. Через десять лет продали компанию».

О фрилансерах

«Мы пробовали привлекать фрилансеров даже на небольшие задачи, но обычно это был очень негативный опыт. Все-таки в нашей стране институт фрилансеров совершенно не развит, не все думают о своей репутации. Проще найти какой-то новый заказ, которых очень много, и мы боимся потерять нашу репутацию у клиентов. Мы так не рискуем. Мы нанимаем только штатных сотрудников: фрилансеры могут просто пропасть».

О заработке программистов

«Программистам уже можно не искать работу, потому что они получают по несколько предложений из других компаний, ничего при этом не делая. Рынок очень конкурентный: приходится работать. Senior разработчики получают от трех и до пяти-шести тысяч долларов – за месяц. Это зарплата, которая поступает за вычетом налогов на карточку».

Об увеличении девушек в штате 

«Мы не ставили перед собой цели специально нанимать девушек-программистов и других специалистов – просто так получилось».

О сексизме в профессии

«По моему опыту, пол тут не очень важен. Для меня была проблема – возраст. Когда я начинала, мне было 24 года, и ко мне относились не очень серьезного из-за такого «юного отношения». Но это быстро прошло. А проблем с полом я не испытывала вообще. Я даже не задумывалась о том, что такое может быть. Но было такое, что на переговорах в Париже в крупной автомобильной компании просто не поверили, что я – основатель компании, и стали перепроверять в интернете. Они сказали: «Такого не может быть». Ну, а я не против, если проверят. Так же меня проверяли чаще других на границах, когда проходила таможню».

О феминизме

«Я считаю, что Беларусь – очень феминистическая страна, в которой еще в 2017 году всем женщинам сказали не только стоять и готовить еду, а еще работать и одновременно воспитывать детей. И наши бабушки и мамы – они все работали, и работали наравне с мужчинами. И никто не задумывался: стоит ли сидеть дома или работать? Выбор был только один. <…> Феминизм – это равноправие. Я выступаю за равноправие своим примером и своей жизнью. Ни в каких акциях я не участвую. <…> Женщины очень устали: исторически работали их бабушки и мамы. Сейчас, возможно, кому-то хочется отдохнуть. От этого все эти мемы в Facebook: «Я всего лишь девочка, я хочу только платье».

О женщинах в компании и 8 марта

«В нашей компании, когда проходят совещания, совсем необязательно женщине уступают место. Девушка может стоять, и парень будет сидеть, и никто не посмотрит на это. Я смотрю на это абсолютно нормально. Когда я училась в школе, мы с подружками считали, что 8 марта – старомодный праздник, слишком уж традиционный, и мы-то его точно отмечать никогда не будем. Когда я пошла работать, и там стали его отмечать, я думала: когда у меня будет своя компания, я точно таким заниматься у себя не буду. Но нет».

О детях 

«Сейчас мои дети довольно большие – им уже по шесть и 13 лет. У меня времени хватает теперь абсолютно на все. Было сложнее, когда они были младенцами. Тут мне очень помогали все: и моя мама, и свекровь, и подруга, и дочка мужа. Я тут не жалуюсь – у меня поддержка была всегда очень большая».

О текучке персонала и декретах

«На самом деле в IT, и в Беларуси, и везде есть проблема с текучестью персонала. Я тут не буду скрывать: это вопросы для нас. В среднем даже в американском офисе Google программисты работают около двух лет. Потом они хотят поменять на что-то другое, становится не так интересно. Что уж тут говорить про беларускую компанию. Программисты меняются, поэтому, если кто-то из девушек уйдет на какое-то время в декрет, это не такая большая проблема».

О воспитании детей

«Я не то чтобы воспитываю своих детей и увещаю им какие-то принципы. Мне кажется, живя в семье и глядя на то, как кто-то работает, чем-то занимается, они что-то перенимают. Но все равно: у людей есть что-то врожденное. Например, моя дочка, несмотря на то, что я и мой муж – сторонники феминизма, любит только розовое, интересуется девичьими хобби и обожает балет. Она такая чисто типичная девочка».

Об образовании детей и частной школе

«Мой сын учится в частной школе, которую открыли как раз IT-шники. Она называется Stembridge. Там очень хорошая подготовка по математике. Ее открыла HR-директор TUT.by, когда она поняла, что ее собственные дети не имею возможности учиться так, как положено. Все-таки наша модель образования уже во многом устарела. Учителя не мотивированы. За всем оборотом документов, который им надо вести, они утомляются. И не успевают иной раз достаточно времени посвятить детям. Вот Наталья решила открыть свою школу, и буквально в прошлом году, как мне показалось, с легкостью набрала все семь классов. На каких-то параллелях есть даже два класса. Потребность в обществе была очень высокая, и люди готовы платить, чтобы их дети учились по новой схеме. Обучение – тысяча рублей в месяц».

О женщинах, которые вдохновляют

«Мне нравится следить за многими бизнесменами – и в Беларуси, и на Западе. Наверное, я могла бы назвать Шерил Сэндберг, она – директор Facebook. Сейчас она, правда, в опале из-за скандалов с утечкой и продажей данных в прошлом году. Но, мне кажется, ее использую как такой щит для всего негатива, который льется на Facebook теперь. Также я могу сказать, что мне всегда нравилась Марисса Майер – бывший генеральный директор Yahoo. Теперь она развивает свой старптап. Из ближних нам стран, например, из России можно назвать Алису Чумаченко. В Беларуси есть очень интересная компания Verv. Она делает фитнес-приложение, которое скачивали больше, чем приложение Nike или Fitbit. Ее руководитель – Любовь Пашковская».

О хобби

«Мои хобии – пилатес, йога, балет, чтение. Балет я хожу смотреть. Я пробовала начать занимать, но я поняла, что надо было начинать 30 лет назад». 

О восстановлении

«Мне очень важно быть одной какое-то время, чтобы восстановиться. Потому что я работаю в коллективе, и дома всегда тоже я всем нужна. И если пару раз в месяц побуду хотя бы несколько часов одна, я буду счастлива – мне этого хватает».

О доме для отдыха

«Наш загородный дом, в котором мы проводим каникулы, иногда – выходные дни, находится в деревне Лысая Гора – это самая высокая точка Беларуси. <…> Когда мы выбирали участок, мы искали место, в котором не будет видно соседей. И вот за несколько лет мы его нашли. Удивительно, что, когда еще только началась стройка, мы обнаружили здесь какие-то странные вещи: например, кошачий череп, седые волосы. И узнали, что лет десять назад здесь был съезд сатанистов всего СНГ. Это нас не остановило: до сих пор они ни разу к нам не приезжали. Но, если что, мы не против – мы открыты к разным знакомствам».

О сильной женщине 

«Сильная женщина имеет в себе уверенность и может жить в условиях неопределенности, что нас всех сейчас объединяет. Если она волнуется, может это скрыть. Может вести за собой других. То же самое, что и сильный мужчина, – просто сильный человек. <…> Показывать, что тебе плохо, нельзя ни мужчинам, ни женщинам. Потому что это ответственность, и ты не можешь демонстрировать свою слабость и навязывать другим людям свои негативные эмоции».

Вера Решетина в трех словах

«Сдержанная, спокойная, если вы хотите, сильная».

Фото обложки: Pretaportal.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное