9 октября 2017, 14:57

Именно «слухами и домыслами» назвал пресс-секретарь Министерства обороны Владимир Макаров сомнения родственников и близких в том, что недавняя гибель солдата Александра Коржича – суицид, сообщает «Еврорадио».

Напомним, что 3 октября 21-летнего солдата, проходившего срочную службу в военной части в Печах под Борисовом, нашли повесившимся. Друзья и родные солдата усомнились, что это было самоубийство.

Как пишет Радио «Свобода», существуют веские причины не верить в официальную версию: близкие парня отмечают, что в части, где служил Коржич, была дедовщина, о чем свидетельствовали синяки на голове и туловище погибшего. Родственники также добавляют, что за две недели до смерти, молодой человек сообщил, что должен получить трехсуточное увольнение, пообещал приехать домой и помочь с ремонтом в квартире.

Ранее солдат рассказывал приезжавшей на посещение маме, что в части вымогают деньги, но про применение старослужащими физической силы не говорил. Уже потом сослуживцы рассказали родителям погибшего, что сержанты собирали деньги с солдат за то, чтобы их не били. День без битья стоил 15 рублей. Так же, отмечается, что деньги с карточки парня снимались в разных городах: Жодино, Минск, под Борисовом.

Кроме того, последние две недели до смерти, Александр не звонил родителям со своего телефона. Звонки совершались с чужих номеров, а сам мобильный умершего оказался у одного из сержантов.

И последнее, Александра Коржича не могли найти. Как рассказал Сергей Дятел, близкий друг погибшего и муж его двоюродной сестры, журналистам Радио «Свобода»: «Яны яго не маглі знайсьці, ён зьнік, і яны яго шукалі 5 дзён па частцы. 26 верасьня яго выпісалі з мэдроты, а пра ягоную сьмерць паведамілі 3 кастрычніка. Мы задавалі пытаньне, чаму нічога не паведамлялі сваякам за гэтыя дні, нам сказалі, што ў мэдроце думалі, што ён ужо ў частцы, а ў частцы думалі, што ён яшчэ ў мэдроце. Нам не хацелі паказваць цела. Калі мы прыехалі ў Барысаў, першае пытаньне, якое нам задалі, — «як вы так хутка змаглі дабрацца?» Мы 410 кілямэтраў праехалі за тры гадзіны. Маме патэлефанавалі дзесьці ў 21.40, яна патэлефанавала нам, прыехалі сябры яго, і мы праз хвілін трыццаць ужо выехалі. І прыехалі ў 2.30 ночы. Яны нас не чакалі. Яны ведалі, што бацька Сашы не жыве з мамай, ведалі, што мама адна. Нас запрасіў адзін з камандзіраў. Усе апускаюць вочы долу. Ніхто нічога не тлумачыць. Нам казалі, што едзьце, маўляў, дадому, мы яго прывязем. Мы запярэчылі, што ня зьедзем, пакуль нам яго не пакажуць. Уначы нам не паказалі ані яго, ані месца, маўляў, працуе Сьледчы камітэт. Мы заначавалі ў Барысаве і запатрабавалі раніцай, каб нам паказалі яго. Нам паказалі яго толькі а 17-й гадзіне».

Пресс-секретарь в комментарии Радио «Свобода» сообщил: «Проводятся следственные действия уполномоченными на то следственными органами. И никаких комментариев по определению до завершения расследования не будет. Все остальное — слухи и домыслы. Делом занимается Следственный комитет. Это первый случай самоубийства в Печах в этом году. Еще раз повторюсь: все остальное — слухи и домыслы. В наших интересах досконально
выяснить и изучить все факторы, связанные с негативным явлением, и нет никаких
сомнений, что соответствующими компетентными органами это будет сделано объективно и честно».

Журналисты напомнили Владимиру Макарову, о том, что полгода назад в другой Борисовской части №25849 нашли мертвым солдата срочника, который жаловался своим родителям на дедовщину. На что Макаров ответил, что это самоубийство имело место быть в другой воинской части, следствие по этому делу не закончено и от комментариев отказался.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное