19 августа 2020, 13:57

Из госучреждений продолжают бежать люди. На этот раз уволился врач-эндоскопист Алексей Петкевич, который десять лет проработал в Республиканском клиническом медицинском центре Управления делами президента. По информации TUT.by рассказываем его историю. 

Алексей работал в этом центре с 2010 года, был был заведующим отделения эндоскопии. Параллельно занимался наукой – учился в аспирантуре при РНПЦ онкологии, разрабатывал программу скрининга колоректального рака (этот вид рака считается одним из самых распространенных видов онкологии). 

Уволиться Петкевич решил 14 августа. И сейчас врач не только безработный, но и фактически бездомный – ему наказали в течение трех дней освободить служебную квартиру в Минске.

При этом у Павла есть жена и сын. Он рассказал журналистам TUT.by, почему по собственной инициативе пожертвовал и своим, и их комфортом. 

Вместе с семьей Алексей в ночь на 11 августа был в парке Павлова. Они успели убежать до того, как этот парк забросали светошумовыми гранатами. Но Алексей успел пообщаться и с другими людьми, которые там были: «Они никакие не обкуренные. Это обычные люди – наши, белорусские. Они хотят перемен. Ни у кого не было ни оружия, ни алкоголя». 

И хотя увиденное на разгоне в парке Алексея потрясло, уволиться он решил в другой момент – после того, как пообщался с коллегами. Это врачи, которые видели, с какими травмами госпитализировали людей после акций протеста и нахождения в ЦИП на Окрестина. 

Алексей рассказал: «Я врач-хирург, я знаю, что такое ранение. Вывернутый резиновой пулей наружу «фарш» будет очень долго заживать. Коллеги рассказывали, что некоторым разрывало брюшную стенку. Они столкнулись с кровотечением брюшной полости, тяжелыми множественными сочетанными травмами, были выбиты глаза. Это было какое-то нашествие татаро-монголов? Или что?

Я врач и категорически против насилия! Как можно бить и бить, и бить, и бить, и бить?

Повреждение бедренной и подколенной артерии считается тяжким телесным. А при таких ударах они могут порваться. Удар в промежность – это вообще за гранью. Девочке отбили грудь. Травмы физические заживут, но что у них будет с психикой? А скольких мы еще не видели и не увидим? Что этим избиением хотели доказать? Что так любят свой народ? 

<...> Я читал про подобное у Солженицына, видел в военных фильмах. Но я не думал, что такое может случиться в Беларуси, которую более 75 лет назад фашисты «отутюжили» и «положили», по разным оценкам, от трети до четверти населения»

Алексей не жалеет, что уволился, хотя это решение далось ему сложно. И сейчас он опасается репрессий, так как работал не «обычным врачом, а ведомственным»: «Подозреваю, что сейчас меня будут обливать грязью, делать из меня психопата и неуравновешенного. Но мне уже все равно». 

Алексей рассказывает: «Мой дед был партизаном, он оставил на войне две ноги. Почему сегодня я как врач, как гражданин должен смотреть на это все спокойно, будто ничего не произошло? <...> Я не плакал с 2012 года — тогда умер отец. А в этот раз было что-то. Мой народ унизили и растерзали. Такое действительно нельзя забывать и прощать». 

Фото обложки: инициатива «Фотографы против»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное