14 октября 2020, 16:01

Сегодня в Беларуси отмечают день матери. А мы делимся с вами историей, которую в своем фейсбуке рассказала Анна Матуляк. Она о том, что ее мама и еще одана женщина пережили в автозаке 11 октября. К слову, этот пост уже забанили фейсбук. 

«Я буду про это писать, потому что про это нельзя молчать. Потому что про это должны знать и слышать все. Особенно те, кто до сих пор сидит в танке: «Чего вы ходите? Мы нормально живем. Ничего все равно не изменится».

В бусе, в котором держали маму, людей били. В частности, девушку Лену из Могилёва. Её душили, становились коленом на горло, били по лицу. Мама сидела рядом и кричала: «Не трогайте, вы же ее задушите сейчас!» В ответ на неё замахивались дубинкой и отвечали: «Молчи сука, а то и ты получишь сейчас!» Но косвенно мама все равно «получала». Размахи и удары девушке прилетали с такой силой, что маме тоже касательно «перепадало».

Когда девушка начала хрипеть, «коллеги» душителя закричали: «Рома, хватит! Ты ее сейчас убьешь!»

После того, как маму и девушку перекинули в автозак в маленькую комнатку, где они могли лишь стоять вдвоём, мама пыталась с ней поговорить. Избитая, со шрамом на лице, девушка Лена ничего не помнила. Это психическая амнезия. Признак сильнейшего шока и травмы.

В автозаке мама теряла зрение и просила воды – это из-за газа, которым щедро «поливали» в лицо при задержании. Такая вот избирательная щедрость, на воду ее не хватило. 

В Заводском РУВД маму оформляли две девушки. Уж простите за минутку сексизма, но от девушек интуитивно ждёшь большей поддержки – не в этот раз. Две суки на просьбу мамы: «Отведите меня, пожалуйста, в туалет», – отвечали хамским: «Подождёшь». После того, как мама сказала: «Я сейчас сяду и схожу в туалет прямо здесь – мне плевать, что будет потом!» – в туалет её отвёл какой-то мужик. Эти две суки продолжали заполнять бумажки.

При пересадке из буса в автозак, ОМОНовец скомандовал преемникам: «Эту суку  от***ошить по полной». И услышал в ответ: «Да-да, конечно, сделаем в лучшем виде».

Из так называемых «сук» там была только мама и девушка Лена. Которая в Заводском РУВД просила сотрудника показать своё лицо, на что он с раздражением снял маску: «На! Я участковый», – и сказал имя, но мама не запомнила. «И что ты, сука, мне сделаешь?» Лена ответила: «Я вас запомню». 

После унизительной процедуры обыска, допроса, фотографирования и откатывания пальцев их всех повели в актовый зал. Девушка Лена продолжала предъявлять к досмотру содержимое своего рюкзака: краски, кисти, холсты, какие-то работы. Лена – художница. Больше мама с ней не виделась, потому что маму выпустили. 

Сейчас мама лежит в токсикологии – жуткий кашель, тошнота, рвота, непонятно, что со зрением будет, потому что сейчас не очень. Плачет и рассказывает: «Это все невозможно забыть. На твоих глазах убивают, уничтожают, а ты ничего не можешь сделать. Тебе кричат: «Заткнись, сука», и наставляют автомат, или замахиваются дубинкой». 

Страна разделилась на преступников и жертв. Преступников опознать сейчас достаточно легко – они носят погоны. Я не могу работать. Я не могу жить. Я не могу дышать.

Мы правда сейчас будем обсуждать конституционную реформу?»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное