15 февраля 2021, 11:53

После 9 августа в СК Беларуси поступило около 1800 заявлений о насилии со стороны силовиков в отношении протестующих. За это же время СК не завел ни одного уголовного дела по этим заявлениям. Однако некоторые пострадавшие беларусы решили воспользоваться возможностью расследования преступлений в рамках универсальной юрисдикции и обратились в правоохранительные органы стран ЕС.

«Действительно, ведется расследование, и на данный момент (на 9 февраля 2021-го) четыре человека признаны потерпевшими, но их количество может измениться», – рассказала DW глава отдела коммуникаций Генеральной прокуратуры Литвы Елена Мартинониене.

Советник Светланы Тихановской Александр Добровольский говорит, что похожие дела уже заводили в Литве в отношении тех, кто скрывался от следствия после событий 1991 года в Вильнюсе. «При отсутствии обвиняемых были собраны доказательства, вынесены приговоры <...> В Литве есть четкое описание ситуации в Уголовном кодексе. Также есть политическая воля – правоохранительные органы проводят расследования, несмотря на возможные международные конфликты». 

Первым в Литве начали рассматривать дело бизнесмена Максима Хорошина, которого избили в отделении милиции, после чего он принял решение уехать в Литву.

«Бежал в Литву с капельницей в руках». Это меня без причины избили силовики, а мой сын попал на BBC за участие в маршах.

7 февраля было подано заявление в Центральное управление по борьбе с организованной преступностью Чехии. Это заявление беларуса, который обвиняет ОМОН Гродно в пытках в августе 2020-го. В его деле идентифицированы конкретные люди.

Среди подавших заявление о пытках беларуских силовиков – гражданка Литвы беларуского происхождения Мария Матусевич. Она рассказала свою историю KYKY в январе 2021-го, а затем – литовской полиции: «Мои показания записывали шесть часов. Мне показалось, литовская полиция была в шоке от услышанного», – говорит Мария. 

«Они тебя убьют». Что осталось за кадром страшного видео из РУВД, которое слили в сеть.

«Думаю, в ближайшие два месяца будет несколько десятков подобных заявлений, расследования начнутся и в других странах. Надо понимать, что у большинства государств нет подобной правовой практики, но это предусмотрено в их Уголовных кодексах, а также конвенцией против пыток, имплементированной в национальные законодательства», – уверен Александр Добровольский. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное