16 апреля 2019, 17:09

На Youtube-канале журналиста и радиоведущей Анастасии Баренцевой вышло новое интервью. Гостем стал Владимир Япринцев, которого многие знают как многократного чемпиона СССР по самбо. Сегодня же Владимир известен в статусе бизнесмена, бывшего совладельца группы компаний «Трайпл». Который в 2009 году попал в список самых богатых беларуских предпринимателей. А в 2016-м вместе с сыном, Казбеком Япринцевым, оказался в суде в качестве обвиняемого по делу о мошенничестве. Владимира освободили в зале суда, а его сына отправили в тюрьму на восемь лет. Но через два года президент помиловал Казбека, и он вышел на свободу. 

Мы отобрали восемь цитат Япринцева о распаде СССР, жизни, когда сын в заключении, и о том, что нужно знать каждому беларусу. 

Кем считает себя Владимир Япринцев

«Был период, когда я, конечно, чувствовал себя только борцом. Мы все были спортсменами-профессионалами. <…> Я помню всех ребят, с которыми я боролся. В то время призывали в армию со всех уголков Советского Союза: у нас были и грузины, и армяне, и узбеки – все. Мы говорили на русском языке, уважали друг друга, шутили друг с другом, помогали друг другу – этим мы были сильны. Потом прошел период, и я стал заниматься бизнесом – наверное, более успешным, чем у кого-то, и менее успешным, чем у других людей. Но мне это нравилось, потому что все время, каким бы бизнесом я ни занимался, фундаментом был спорт. Я на все смотрел сквозь призму борьбы. <…> Если бы не некоторые события моей жизни, я, конечно, больше бы хотел заниматься спортом и отдать ему свою жизнь и время, чем бизнесу.

Но как есть, так есть: я – бизнесмен, который никогда не забывает, откуда он вышел.

О семье и детстве

«Мама моя детдомовская, у меня никого нет. Все погибли во время войны – отдельная история. Отец родом из Оренбурга. Каждый по своей судьбе приехал в город Ашхабад. Оба были строителями. Стали восстанавливать город после землетрясения – там и познакомились, родился я и мой брат Виктор. Все наше детство мама работала. Профсоюзы выделяли путевки, мы ездили в пионерские лагеря, лазали по горам. Было весело. Да, жили мы совсем небогато: так получилось, что родители очень рано разошлись, и мама воспитывала нас одна. Понятно, что помощи особенно не было, но страна не бросала».

О том, почему сына зовут Казбек

«Я назвал сына в честь моего друга. Это как раз человек из моего детства: мы знали друг друга, когда еще не занимались борьбой, с десятилетнего возраста. Один из эпизодов: когда горел дом, он приехал в отпуск, и ребенок и собака остались в доме. Все стояли и смотрели, а он туда раз пять нырял. Тогда же мы в бога не верили, но он попросил Всевышнего: «Помоги-ка!», побежал туда и последний момент, уже задыхаясь, протянул руку. Мне показалось, что это была собака, а он вытащил за ногу ребенка. Мальчику было три года. Вышел, передал и упал сразу без сознания, неделю отходил. Я думаю, такие люди как раз попадают в рай».

Об уличных драках

«Не было конфликтов на межнациональной основе. Были «район на район» – это точно. Потому что, когда я приехал уже сюда, дружил с оршанцем – почему-то они были мне близки по духу. И вот ребята из Орши ездили драться «район на район», но у меня был только профессиональный спорт. А они были чемпионы СССР, но все равно вот ездили отстаивать честь своего района в Оршу».

О приемах, которые порой не следует применять

«Своим ученикам я рассказываю случаи, когда мы просто в столовой мы кушали, и получился конфликт с ребятами. Вышли, стали драться. Я сделал заднюю подножку парню – он упал, ударился головой и потерял сознание. В этот момент я растерялся, думаю: что такое случилось? Слава богу, он пришел в себя. Я так испугался! Это на всю жизнь для меня стало уроком.

Если тебе дано знать эти приемы, будь добр, не применяй их ни в коем случае на улице. Всегда говорю: сильный человек должен быть добрым.

Всякое бывает, конечно. Мне и после этого приходилось применять приемы, к сожалению. Но я более ответственно стал к этому подходить».

О 1991-ом

«Это был 1991 год. У меня был очень большой стресс, когда я первый раз выступал на чемпионате мира в Милане и занял второе место. <…> Я проиграл монгольскому борцу – в то время двукратному чемпиону мира. Я стал играться в техничного борца, тоже стало уроком. После этого я с иностранцами больше минуты не боролся. Выходил, бросал, делал болевой. Это все уроки жизни, никуда от этого не денешься: то, что нас не убивает, делает нас сильнее. И будущее это показало. <…> В конце августа мы ехали непонятно в какую страну. Советского Союза уже не было. 

<…> Я выиграл чемпионат СССР и попал в чемпионат мира. Мы должны были ехать в Новогорск – сбор был перед выездом в Монреаль. Я ехал домой, а там возвращалась адская дивизия, танки были рядом. Двое совсем маленьких детей у меня было. Грохот… Мы чувствовали себя совсем букашками. Не знали, куда едем, но я не верил, что все так резко поменяется. Я не верил, что такой великой страны, как СССР, не будет на политической карте мира. И вот мы в ноябре едем на сбор – первый сбор прошел, потом едем на выезд в Новогорск. Приезжаем – пригодит главный тренер Никишкин Василий Александрович и говорит: «Ребята, все, страны у нас нет. И денег у нас нет – не выделяет. Есть один билет до Монреаля – поедет один человек из десяти». Мы все собрались, взяли спички, одну сломали – сделали короткой, и вытаскивали. И вытащил Слава Евстратов, он из Барнаула, тогда представлял Узбекистан. Мы все по-братски обняли его, пожелали удачи, отдали кто икру, куртки, кто матрешки, и поехали разъезжаться по домам».

О жизни, когда сын в тюрьме

«В материальном плане я потерял, конечно, многое: приобрел много долгов. В нашей семье так поставлено: мужчина должен принимать решения. Он обязан отвечать за судьбу свой семьи, и нельзя перекладывать это на плечи жены, обстоятельства и так далее. Я знал, что это моя роль – роль отца. Я должен был сделать все, чтобы сын оказался рядом: у него семья, маленькие дети…

Кроме того, я знал всю подоплеку дела: это должна была быть не тюрьма.

Многие люди это понимают. Вина была разгильдяйства и неумения вести, скажем, бизнес. <…> Для меня была задача, чтобы семья сохранилась. Прийти к своему ребенку на свидание и попасть туда, в зону – это как перейти линию фронта… Но нужно было показать людям, что не всегда предательство, желание обогатиться побеждают. У меня было много союзников».

О том, что нужно знать всем беларусам

«Я хотел бы, чтобы беларусы знали, что мир многогранен. И не надо под свою копирку строить других людей. Надо подойти поближе, чтобы не кричать, а услышать, что тебе говорят. Не шепотом, а хотя бы спокойно. Уважать старшее поколение: чтобы молодое поколение не всегда могло и хотело закрыть свои наушниками, слушая рок и «не видя», что стоит пожилая бабушка или дедушка. Все, что человеческое есть! Пусть беларусы знают, что мы все одинаковые, и в то же время мы такие разные. И одинаковы в том, что всем хотим счастья, добра и мира. А разные – потому что по-всякому к этой цели идем».

Фото обложки: TUT.by.

Читайте по теме: «Сколько надо заплатить государству? Да я лучше посижу». Последняя стадия отчаяния беларуского бизнеса

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное