28 мая 2019, 16:37

Отец погибшего 22-летнего сотрудника ГАИ Евгения Потаповича заявил журналистам «Белсат», что не верит в версию СК о суициде его ребенка. Он требует провести эксгумацию и независимую экспертизу.

Мужчину зовут Владимир Потапович. Он проработал в ГАИ 20 лет, сын хотел пойти по его стопам. Свое недоверие СК Владимир связывает с тем, что на посмертном снимке (KYKY не публиковал его по этическим соображениям) видны явные повреждения нижней части живота, порезанное белье и ножевая рана. Кроме этого, сын был финансово обеспечен, имел собственную квартиру и жил с «адекватной» девушкой. «Причин совершать самоубийство у него не было. Ни психологических, ни каких-либо других. Человек стремился жить», – пояснил Потапович-старший.

Владимир настаивает на том, чтобы тело Евгения эксгумировали, а эксперты проверили, есть ли на самом деле повреждения в нижней части туловища. Он хочет успеть до того, как с телом произойдут необратимые изменения. Говоря о дровах и жидкости для розжига, которые сын покупал до смерти, отец отмечает, что вместе с друзьями он собирался встретить приятеля из армии. Ребята хотели поехать на шашлыки за черту города.

Мать Евгения Ольга разделяет точку зрения Владимира. Он также отрицает версию СК. Того же мнения придерживается девушка погибшего инспектора Потаповича. Вдобавок мать подчеркивает, что события развивались странно: сына похоронили мгновенно, в морг посмотреть на тело не пустили, объяснив это «зрелищем не для слабонервных».

Читайте по теме:

1. Пока СК ищет преступников, МВД пристыжает геев. Что известно об убийстве 22-летнего сотрудника ГАИ и что об этом говорят беларусы

2. «В любой непонятной ситуации выбирай суицид»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное