7 марта 2020, 14:32

В Беларуси началось голосование (праймериз) за единого кандидата в президенты, которого выдвинет оппозиция на выборах-2020. Политический обозреватель Артем Шрайбман в своем telegram-канале объясняет, почему вы должны об это знать. 

Что за праймериз? 

Впервые за 15 лет (!) лидеры пяти оппозиционных беларуских структур договорились выдвинуть единого кандидата в президенты, а не сразу нескольких. И даже условились поддержать его на выборах (пройдут не позже 30 августа 2020 года). На участие в праймериз заявки подали шесть человек: Ольга Ковалькова, Анна Канопацкая, Алексей Янукевич, Юрий Губаревич, Николай Козлов и Павел Северинец. Но 4 марта штаб «Народного голосования» (праймериз) исключил Анну Канопацкую из гонки.

Чтобы стать единым кандидатом, выдвиженец должен собрать баллы, всего можно набрать 100 баллов. 30 из которых кандидат может получить на голосованиях в регионах. Первые из таких прошли в Городке Витебской области – победил Юрий Губаревич, набравший четыре голоса. Всего на выборы пришло восемь человек. 

Что говорит политический обозреватель Артем Шрайбман: 

«Праймериз оппозиции, кажется, идет неплохо. Численность пришедших проголосовать не большая и не маленькая, а обычная для регионального актива. Десяток в небольшом райцентре, сотня – в Витебске. В Гомеле и Бресте будет больше. В Минске могут собрать больше тысячи. Идея давно витала в оппозиции и вот теперь они рискнули воплотить ее в жизнь. Пока власть не вмешивается, всё идет без сбоев. 

Процедура хорошо решает три задачи:

  • Привлекает плотное внимание СМИ на несколько месяцев, разогревает политизированную публику. Причем СМИ подают и будут подавать это как выборы «единого» от оппозиции. Забывая, что хорошая часть оппозиции (Статкевич и фолловеры с одной стороны и «Говори правду» с другой, а еще куча непримкнувших бойкотистов всех мастей) в этом не участвует. 
     
  • Легитимизирует будущего единого среди оппозиционного актива и сторонников. Когда видишь прозрачный процесс избрания, когда там есть твой голос, причем хоть на всех трех стадиях, намного проще и вписаться работать на кампанию этого человека на выборах.
     
  • Дает нам перепись людей, на которых оппозиция может рассчитывать как на активистов в кампании. Полезно и для политиков и для нас, наблюдателей. Наверное, и для местных идеологов с чекистами тоже интересно.

Все это будет работать, если не вмешаются три фактора:

  • технические косяки при интернет-голосовании, взломы площадки, накрутки голосов;
  • власть начнет разгонять собрания;
  • оппозиционеры сами разругаются по процедуре.

Про первое я ничего не знаю, второе вполне вероятно, если собрания будут расти в числе, а третьего могут и избежать. Пока друг с другом общаются дружно, процедуру детально прописали и уважают, некомфортного для оппозиции кандидата Канопацкую исключили на подходе.  

Эксперимент может стать самым интересным, что родила оппозиция за последние 20 лет.  Это не удивительно, с 2015 года омолодилась или хотя бы смненилась верхушка многих партий и рухов.

Но впереди задача намного сложнее – не расплескать задор, когда кандидата либо не зарегистрируют, либо напишут традиционные 2-3% по итогам.  Разговоры про общенациональную забастовку и протесты от рассвета до заката – это милые иллюзии, в которые не верят сами призывающие. Если умные, то уже должны думать об exit strategy – как на выходе извлечь для себя и своих структур репутационный максимум и закончить кампанию достойнее, чем обычно. Вот это и будет настоящий тест на зрелость». 

Читайте по теме: «Если завтра Беларусь проснётся и решит идти в ЕС, у неё это займет куда меньше времени, чем у Украины». Большое интервью с Артёмом Шрайбманом

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное