20 декабря 2018, 16:50

Сначала глава Минфина Дмитрий Кийко заявил, что 1 января правительство отменит указ №488 о лжепредпринимательстве. А вчера, 19 декабря, это официально сделали депутаты парламента. Предприниматели давно просили избавиться от этого указа − и власти их наконец-то услышали. KYKY попросил адвоката из бюро Verdict Екатерину Желтонога объяснить, в чём его абсурдность и почему его отмена − это хорошо.

Что за указ и что в нём плохого

Одиозный указ президента Беларуси от 23.10.2012 №488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» вступил в силу с 1 января 2013 года. Этот указ фактически впитал в себя самые худшие образцы правоприменения, которые существовали до его принятия:

1. Первичный учетный документ может быть признан контролирующим органом по результатам проверки, проведенной в пределах его компетенции, не имеющим юридической силы в случае наличия у контролирующего органа и (или) представления правоохранительными органами доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в нем хозяйственной операции. Доказательства достаточно иметь органу, который кровно заинтересован во взыскании дополнительных налогов в бюджет, поэтому простых объяснений должностных лиц контрагента о том, что хозяйственная операция фактически не осуществлялась, достаточно для довзыскания сумм налогов и сборов. Сам же контролирующий орган и принимал решение о том, что первичный учетный документ не имеет юридической силы.

Если в суде присутствуют две стороны, которые высказываются по поводу тех или иных доказательств, а также действуют целые разделы юридической теории о том, какие доказательства могут быть допущены и какие относятся к делу, то по Указу №488 контролирующий орган самостоятельно решал, подойдет ли ему то или иное доказательство, а мнение проверяемого субъекта его не особо волновало. Признание первичного учетного документа не имеющим юридической силы влекло за собой доначисление налогов по установленной в Указе №488 процедуре.

Что хотел сказать юрист: любую свою операцию предприниматель обязан оформить первичным учётным документом. Контроллёр мог признать признать такой документ недействительным, если у него есть доказательства, что предприниматель операции на самом деле не совершал. Вполне достаточно, чтобы это подтвердило должностное лицо одного из бизнесменов − и всё, штраф. Контролирующему органу даже не нужен был суд − он сам признавал учётный документ не имеющим юридической силы, а «жертва» выплачивала лишние налоги.

2.  Аналогичным образом любая хозяйственная операция с компанией из реестра коммерческих организаций и ИП с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере (в простонародье – реестр лжепредпринимателей) влекла за собой доначисление налогов.

При этом в реестр попадали компании, которые не находились по юридическому адресу, «брошенные» компании, которые ранее вели обычную хозяйственную деятельность или компании, которые были проданы и потом использовались уже в целях от ухода от налогов. 
Опять же с учетом того, что интерес контролирующих органов заключался в исполнении плана по взысканным в доход бюджета суммам, эти «мелочи» никого не интересовали и под нормы Указа № 488 о доначислении попали очень многие добросовестные субъекты хозяйствования. 
Особого цинизма достигла ситуация, когда ты работал с компанией из реестра до ее включения в реестр и никак не мог оценить свои риски. При этом дата включения в реестр лжепредпринимателей контролирующие органы по понятным причинам не волновала.
Фактически был введен механизм, когда, несмотря на то, что ты работал с добросовестным контрагентом, ты мог получить проблему на ровном месте в дальнейшем и твои доводы никого не интересуют. 

Что хотел сказать юрист: после указа создали «реестр лжепредпринимателей». Те, кто сотрудничали с компаниями из него, тоже доплачивали налоги. При этом в реестр попадал кто угодно − например, проданные или «брошенные» компании. Под раздачу попало очень много нормальных предпринимателей, которые ничего не нарушали. И выходили такие ситуации, что сотрудничают две компании, одну из них вдруг зачисляют в реестр − и вторая тут же получает проблемы и должна платить лишние налогов.

3. Обжаловать включение в реестр могла сама компания, которая включена в реестр, но не контрагенты, которым доначислялись налоги.

4. Лжепрепринимателей лишь включали в реестр без надлежащей борьбы с соответствующими лицами, а к ответственности привлекали совершенно других лиц – контрагентов компаний из реестра. Если размер доначисленных налогов превышала определенный порог, начиналось уголовно-правовое преследование с задержанием и необходимостью погашать ущерб. Находясь в тюрьме достаточно сложно выстроить процесс по обжалованию соответствующих актов.

Что хотел сказать юрист: проблемы получали партнёры (контрагенты) лжепредпринимателей, а не сами «нарушители». Им приходилось платить больше налогов, а обжаловать внесение в реестр, из-за чего они теряют деньги, они не могли. Когда доначисленных налогов становилось слишком много, предпринимателей задерживали и требовали погасить ущерб.

Вывод

Проблема в том, что указ №488 лишь закрепил уже существовавшую практику, придав лишь действиям контролирующих органов законность. Если раньше на основании примерно таких же доводов первичный учетный документ признавал недействительным экономический суд, то после указа №488 упростили лишь процедуру и заткнули тех, кому насчитываются налоги, исключив реальную возможность обжалования. 

Сейчас в конструкцию соответствующих дел опять вернется суд, но это не означает изменение подхода к оценке первичных учетных документов в принципе. Очень неправильно полагать, что подход судов будет значительно отличаться от подхода контролирующих органов, особенно, если вспомнить решения судов, которые были приняты по аналогичным кейсам до 01 января 2013 года. Наверное, наиболее вопиющие случаи все же будут решены в пользу субъектов хозяйствования, но рассчитывать на большее не позволяет накопленный опыт жизни в этом государстве.  Да, удавку ослабили, но она осталась на шее.

Что хотел сказать юрист: такое беззаконние происходило и раньше, но процедура была сложнее и дольше. Теперь, когда указ отменяют, снова суд будет решать, признать ли недействительным первичный учётный документ. Но проблема в том, что суд, скорее всего, будет действовать так, как это нужно силовикам. Может, он станет на сторону людей только в смых абсурдных случаях.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное