10 июня 2016, 12:29

Бывший сенатор и гендиректор витебской птицефабрики «Ганна» Анна Шарейко освобождена в зале суда. Но не оправдана: приговор, который огласили 10 июня в Минске — 2,5 года лишения свободы. Частично бизнес-вумен уже отбыла его, ведь под стражей она находится с августа 2014 года. Также суд применил амнистию.

На оглашение приговора в Верховный суд пришло около 100 человек. Когда стало ясно, что Анну и других сотрудников птицефабрики освободят уже сегодня, зал стал аплодировать.

Партнёра Шарейко по бизнесу, литовского бизнесмена Вальдемараса Норкуса также признали виновным — в пособничестве и в злоупотребление властью или служебными полномочиями. Его приговорили к двум годам лищения свободы. Ожидается, что Норкус выйдет на свободу в июле 2016 года.

Первые задержания по делу Шарейко прошли 10 июля 2014 года, после доноса от сотрудника МВД, устроившегося работать на птицефабрику. Суть обвинения состояла в том, что вместо дешёвых кормов, которые можно было закупать в Беларуси у компании «Экомол», она выбрала литовского поставщика. Следствие посчитало, что государству нанесён ущерб в 4 млрд рублей. Затем в суде стала фигурировать ещё большая сумма — 6,6 млрд. Однако позже гособвинитель отказался от этих цифр, ведь после того, как Шарейко была задержана, и прибыльная птицефабрика перешла на корма «Экомола», она начала работать в убыток.

«Экомол» принадлежит частной компании «Серволюкс», которая уже стала владельцем Могилевской и Смолевичской птицефабрик, Краснознаменского завода комбикормов, а также распоряжается брендами «Петруха» и «Братья Грилль». Интересно, что в марте 2016 года сотрудники КГБ в минском аэропорту надели наручники на владельца «Серволюкса» Евгения Баскина. Его обвинили в неуплате налогов. Через неделю Баскин вышел из СИЗО КГБ под домашний арест, возместив ущерб, нанесённый государству.

«Конечно, я надеялась на другой приговор. Но то, что нас освободили, я очень рада, — рассказала журналистам сразу после освобождения Анна Шарейко. — За решеткой остается еще один человек. Как вы знаете, он очень родной для меня [после задержания Шарейко и Норкус хотели расписаться в СИЗО, но им отказали. — прим. KYKY].

То, что случилось, это какая-то ошибка. Частично в ней разобрались. Но видимо, до конца свою вину никто не хочет признавать. Да, официально я директор Витебской птицефабрики. Конечно, хочу встретиться с руководством, поговорить. Я очень хочу работать. Но если ко мне недоверие будет, я на фабрику не вернусь.

Я не могу понять, что происходит? Благодаря правоохранительным органам за два года фабрика потеряла порядка 230 миллиардов. Вот кто за это ответит? Это явный подрыв экономики страны, а умышленное это или ошибочное, время рассудит».

Фото: «Онлайнер».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное