29 января 2016, 21:50

Рассмотрение резонансного «Дела граффитистов» закончено сегодня во Фрунзенском районе Минска. Трое молодых людей, обвинённых в порче имущества надписями «Беларусь мае быць беларускай» и «Рэвалюцыя сьвядомасьці, яна ўжо ідзе...», а также в том, что они испортили социальный бигборд с милиционерами, признаны виновными.

Однако судья Алла Скуратович не нашла в действиях граффитистов хулиганства, таким образом, исключив из обвинения статью, грозившую самыми тяжёлыми последствиями. В итоге Вадим Жеромский, Максим Пекарский и Вячеслав Косинеров приговорены к штрафам — в 50, 40 и 30 базовых величин. Это 10,5 млн, 8,4 млн и 6,3 млн белорусских рублей соответственно.

Граффитисты довольны приговором. Они ожидали худшего.

Суд по «делу граффитистов» начался 25 января. В начале процесса двое общественных активистов, прошедших в зал: Павел Сергей и Максим Шитиков — развернули растяжку «Нет политическим преследованиям». Милиция и сотрудники ОМОНа в штатском задержали и избили их, а вместе с ними — журналиста портала TUT.by Павла Добровольского. Позже на всех троих составили протоколы. Активисты и журналист были наказаны штрафами здесь же, в суде Фрунзенского района.

В минском суде журналиста сначала избили, а потом оштрафовали за «неуважение»

На избиение журналиста обратили внимание в ОБСЕ и в организации «Репортёры без границ». Добровольский снял побои и написал заявление в Следственный комитет, а TUT.by подготовил несколько обращений в госорганы с просьбой разобраться в ситуации.

В свою очередь, минская милиция распространила заявление, в котором журналист назван «гражданином П.Добровольским». Утверждается, что он проник в служебные помещения суда, оказал сопротивление, и потому ОМОН имел право применить силу. А командир минского ОМОНа Дмитрий Балаба в интервью журналу «Спецназ» сделал своим подчинённым красивый пиар, рассказав, что у 70% из них есть высшее образование.

«Люди изучают иностранные языки, некоторые свободно говорят на нескольких. Есть заядлые театралы, историки, ценители изобразительного искусства, к примеру, академической живописи XIX века. Недавно, кстати, застал двух сотрудников за спором о том, почему Булгаков выбрал для 'Мастера и Маргариты' несколько сюжетных линий», — сказал Дмитрий Балаба.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное