30 декабря 2021, 15:51

По традиции, в соцсетях беларусы начали подводить итоги уходящего 2021-го за пару дней до наступления нового 2022-го. Мы собрали несколько постов, после прочтения которых предлагаем вам рассказывать о ваших итогах года в комментариях в нашем телеграме (прямо под этим материалом). 

Активист, координатор Фонда медицинской солидарности Андрей Ткачев

«Не умер.
Не сел.
Не скурвился». 

Cооснователь By_Help Алексей Леончик

«Стал экстремистом в очередной раз. Уже даже не заводит. Девальвация ценностей.

Ввез в страну налом два миллиона евро. В прошлом ввез один. Прогресс.

Продолжаю бесить СК и ДФР. И Игоря Тура: Игореша, mwah. 

Если надо — ввезу в 100 раз больше. Но лучше, чтобы не понадобилось.

Помог вывезти из страны десятки человек.

Поучаствовал в том, чтобы заставить «синепалого» потерять лицо с ветеранами. Хотя, было бы там это лицо».

Менеджер стратегической коммуникации офиса Тихановской, Анастасия Костюгова

«Вообще, я искренне считаю, что нам с вами нужно менять правила того «как всегда было устроено». Вот, например, я работаю в команде политика, так что мои личные переживания я весь год держала при себе. Потому что вдруг решила, что я теперь какой-то другой вид человека, который не имеет права на выражение эмоций или переживаний. Но летом 2020-го, когда я ходила на все предвыборные митинги, когда убегала от гранат, когда стояла с цветами в белом платье и ходила на марши, я делала это не для того, чтобы жить по вот этим правилам. Мне они не нравятся. И я думаю, нам с вами всем полезно вспомнить, с чего мы начинали и зачем.

Уже почти полтора года, как я попала в политику. Я пережила очень много разных опытов, от написания речей президенту до встреч в конгрессе США. Объездила много стран и общалась с очень разными экспертами и чиновниками. И честно вам скажу, дорогие мои друзья, мне не очень нравится то, что я вижу. Я хочу, чтобы все это было иначе. 

Иногда может сложиться впечатление, что политика это лучшее место для того, чтобы разочароваться в людях. Я понимаю, почему политики становятся вот такими. Порой, страшно сказать, я кажется даже понимаю, как именно Лукашенко стал тем, кем он стал. Я думаю, что любой из нас, окажись он у власти так долго и не имей устойчивых моральных принципов, в конце концов стал бы им. И я понимаю всех тех, кто разочаровался и ушел. Я даже немного им завидую, потому что сложно посчитать, сколько раз хотела сделать то же самое. 

Политика — это такая странная вселенная, где люди подпирают стол золотыми слитками. Огромные возможности, которые не используются. У тебя в руках буквально сила изменить мир, но ты не делаешь этого, потому что… потому что цепляешься за что-то, что с горем пополам работает. Плохо? Ну да, не очень хорошо. Но где гарантия, что станет лучше? Слава богам, что это не просрали. 

Фундамент политики — это мертвые души разочарованных людей, которые когда-то искренне пытались что-то изменить, но столкнулись с реальностью и стали частью того, с чем сражались. И я очень хочу, чтобы было иначе. Там, где принимаются решения, люди должны искренне верить в то, что делают. Не бояться быть несовершенными. Не держать людей за идиотов — даже если весь их опыт доказывает ровно обратное. 

Вокруг меня, к счастью, есть те, кто не умер внутри, не выдохся, не погас. И я хочу, чтобы их становилось больше. Уверена: их может быть больше. Я помню, как летом 2020-го меня буквально до слез растрогала история, когда надпись на Пушкинской «НЕ ЗАБУДЕМ» работнички ЖКХ засыпали песком, а беларусы поверх этого белого песка нарисовали красную линию, чтобы получился БЧБ-флаг, и воткнули цветы. Увидели, что надпись снова и снова засыпают, переосмыслили и создали поверх новую инсталляцию. Вот именно это меня вдохновляет, вот ради этого я уже полтора года не имею ни жизни, ни отдыха, ни возможности вернуться домой. Ради чего, ради кучки песка и линии краски? Серьезно, Настя? 

Серьезно, друзья. Потому что это не про песок — это про мышление. Эта история, как и многие другие тогда, — они про то, кем мы можем быть. В конце концов, я эгоистично хочу жить среди таких людей, в такой среде, она для меня благотворна и комфортна, такая среда делает меня счастливой и вдохновляет. И, конечно, это творческое и созидательное начало не может развиться в людях при диктатуре. Такое возможно только в обществе с высоким уровнем доверия друг другу и институтам. И где политики не отмежевываются от людей и не живут по каким-то другим правилам. 

Я почему это пишу? Да чтобы хотя бы для себя проделывать это упражнение, переступать через страх и рассказывать что я чувствую. Я хочу сказать, что я тоже порой смотрю на все это и думаю: господи, да разве ради этого я столько потеряла? Или: почему мы вот сейчас это обсуждаем, разве это на самом деле важно? Бывают моменты, когда мы теряем ориентир, а без вас всех совершенно точно уже давно бы безвозвратно улетели в космос, в котором режим падет буквально завтра, «щаща, еще пять минуточек». Я учусь читать критику, порой очень жесткую, и не обижаться на нее, а брать в оборот. Потому что ну конечно в нашей работе до черта ошибок и недочетов. В особенно сложные и темные дни, я иногда удивляюсь, как у нас вообще что-то получается, потому что в основном это как ехать горящем на велосипеде — и все горит, и ну дальше вы знаете. 

Я работаю со Светланой, потому что она действительно искренний человек, каких мало. Я ей верю и доверяю. Можно сколько угодно рассуждать о ее недостатках, и даже нужно, но в ней есть самое главное, в чем я не сомневаюсь: она искренне, вот прям по-честному работает, чтобы у нас всех все получилось. Если бы не она, я бы не то, что давно ушла, я бы и не приходила. 

И вот я смотрю на нее и думаю: а что если не она какая-то не такая, что, если это все остальные устарели? Что если быть честным и порядочным человеком, открытым, уязвимым, настоящим — это вот и есть то, каким должен быть современный политик? Что, если мы уже достаточно взрослые, чтобы нам не нужны были батьки, шаманы, отцы нации и прочие заклинатели неразумного стада, которое надо куда-то вести? Наивно, скажете вы. Но как мы хотим, чтобы общество выросло, если мы не даем ему шанса?

В общем, как главный итог года я наверное могу записать тот факт, что несмотря на все, вот та картинка беларусов летом 2020-го оказалась мне так дорога, что я все еще здесь. Я верю, что Беларусь может стать просто обалденной страной: красивой, талантливой, успешной, свободной и взрослой. Мысль об этом заставляет меня подниматься по утрам и каждый день сталкиваться мнениями с кучей людей, с которыми я не согласна. И видит бог, иногда мне хочется кого-нибудь пристукнуть. Но все эти люди нужны, без них не будет никакого будущего. Я точно знаю, что все они тоже порой теряют веру и делают что-то из последних сил. Что все они тоже периодически задают себе вопрос: «А ради этого ли я вообще начинал?». Это хороший вопрос, мы все должны периодически его себе задавать. 

Потому что мы с вами неизбежно пройдем этот путь до конца, здесь у меня сомнений нет. Но победой это будет только если мы пройдем его, не потеряв в себе тех людей, которыми его начинали». 

Александр Кнырович, сотрудничает с «Имагуру».​​ Провел в заключении 4,5 года 

«В 00:01 я стоял в «локалке», обнесенной забором с колючей проволокой. Смотрел на церковь в 20 шагах от меня и думал о «своих» (Речь про начало 2021-го, которое Александр застал в колонии — Прим. KYKY). Я не мог им позвонить, поэтому просто думал о них хорошо. Желал, чтобы все мои были здоровы, и, по возможности, счастливы, и не переживали за меня.

А еще я думал про себя и обращался к кому-то наверху (несмотря на свой, якобы, атеизм): «Так, уже понятно: раз я выдержал четыре года, то и пятый уж как-нибудь протяну. Но! Пусть случится что-то неожиданно хорошее (из реально возможного), где-то в середине года. Пусть это будет – не год, а – половина, а?».

Так я говорил. И ничего другого не хотел. И так и произошло. Изменения в УК были приняты в мае месяце, и 17 августа я вышел. Я мечтал об этом моменте, а дальше…
Я понимал, что мне опасно находиться в Беларуси. И я уехал. Максимально быстро — с минимальными проблемами. Спасибо тем, кто помог. Я бы в любом случае уехал, просто очень не хотелось вплавь… На лыжах.

Я очень боялся оказаться в «эмоциональной пустыне». Но, во-первых, в эмиграции оказалось бесконечное количество интеллигентных, позитивных, «наших». Во-вторых — зум, телеграм, ютуб и вайбер — это, конечно же, сила. В замечательное время живем, дорогие мои! Можно уехав — не уезжать. Почти.

Я хотел как можно быстрее вернуться к работе, «в общество». Так и случилось — спасибо моим коллегам, которые, по большому счету, выдали мне огромный «аванс». Спасибо. Мне есть над чем работать, есть чем заниматься. Все у нас получится. Во всех смыслах.

И еще я мечтал… Мечтал о возвращении к себе самому, к своим собственным эмоциям. В том числе, мне очень хотелось оказаться в каком-нибудь месте, из «прежде любимых», и так и случилось, в самом конце этого года. Я добрался до любимой мною Италии. И в ней, на юге, вдруг случился очень теплый день, в удивительном месте — Позитано. В городе зажатом величественными, как вечность, горами. И вдруг 28 декабря практически лето. И все было так, как и хотелось, даже лучше. 

Вот такой получился МОЙ год. Спасибо ему. НАШ год, конечно, был другим. Но поживем — увидим. Главное — «не прекращайте стараний». Впереди 2022-й. Красивые цифры. Что загадаем, из реально возможного? Что будет для НАС «лучше ожиданий?». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное